Коллекторы в крыму беспредел

Рассказ бывшего коллектора: «Люди работают жестко, не гнушаются ничем»

Автор фото, Kirill Gromov

Подобные надписи оставляют в домах должников коллекторы по всей стране

С этого дня на всей территории Кемеровской области запрещена деятельность коллекторских агентств. «Другого выхода нет. Мы не можем допустить, чтобы наших людей убивали», — так необходимость принятия закона о запрете коллекторов объяснил губернатор региона Аман Тулеев.

Непосредственным поводом, вызвавшим такую реакцию Тулеева, стал случай в соседней Новосибирской области: женщина, которая не смогла вернуть взятые в долг в прошлом году 5 тысяч рублей, заявила полиции, что неизвестные ворвались в ее квартиру, избили мужа и ребенка, а ее саму изнасиловали. Сумма, которую у нее требовали, составляла 240 тысяч рублей.

Прокуратура области во вторник сообщила о возбуждении уголовных дел о разбое и насильственных действиях сексуального характера.

Принятие закона, регулирующего деятельность коллекторов в России, на федеральном уровне пока находится на начальной стадии обсуждения в Госдуме.

Однако сообщения о жестоких методах, которые используют коллекторы, появляются в СМИ регулярно.

В Ульяновске в конце января коллектор бросил в окно частного дома бутылку с легковоспламеняющейся жидкостью, в результате чего пострадали 56-летний хозяин дома и его двухлетний внук.

Прокуратура Екатеринбурга расследует дело о том, как коллекторы заблокировали ребенка в квартире, залив клеем замки и перерезав телефонные провода. В четверг появились сообщения, что эта семья до сих пор продолжает получать угрозы от коллекторов насилия и изъятия имущества.

Региональные российские СМИ пестрят сообщениями о том, как коллекторы заливают замочные скважины клеем или монтажной пеной, пишут оскорбительные сообщения во дворе, на двери квартиры или машины, которые, по их — иногда ошибочному — мнению, принадлежат должнику.

Русская служба Би-би-си попросила бывшего коллектора рассказать о том, что подразумевает такая работа и кто ей занимается. Бывший сотрудник одного из крупных коллекторских агентств Санкт-Петербурга, представившийся как Альберт Берг, заявил, что ушел из этого бизнеса как раз потому, что столь жесткие методы работы с должниками — не для него.

«Не гнушаются ничем»

Альберт Берг: Я проработал в коллекторском агентстве около двух лет. У меня образование высшее юридическое, я офицер ГРУ в отставке и очень много лет работал в охране. Поэтому меня сразу взяли на работу, у меня было свое подразделение. Но когда я увидел их методы по выбиванию долгов, то я написал заявление, ушел по собственному желанию. Мои моральные принципы мне просто не позволили там работать.

Мне не сразу открылось все, что они делают. Я хороший специалист, и они видели, что мне не позволяют мои принципы, и изначально меня не допускали до каких-то выездов. Я консультировал людей, говорил, что можно делать, их это не устраивало, потому что я был слишком мягок. Я говорил: «Так нельзя делать, вы что», а они говорили: «Все будет хорошо, у нас везде связи».

Автор фото, Reuters

По словам бывшего коллектора, ждать, пока 5 тысяч невыплаченного долга превратятся в 350, — стандартная практика

Я из-за этого и ушел, потому что слишком уж перегибают палку и очень все аморально. Конечно, закон не соблюдается. Люди работают очень жестко, не гнушаются ничем.

Сейчас по Петербургу, я бы сказал, более 70% тех, кто работает в коллекторских агентствах, — это люди, так скажем, далеко не квалифицированные. Много людей с уголовным прошлым, и их начальство прекрасно знает об этом. Они сами набирают такой народ, и методы становятся все жестче и жестче. Невский и Кировский районы — одни из самых жестких по коллекторскому бизнесу.

День из жизни коллектора

Начинается день с собрания. Есть определенный костяк, который собирается, — так скажем, самое старшее звено. Это, допустим, шесть человек, а у этих шести человек еще в подчинении по пять-шесть человек у каждого. Им объясняется роль и задача на сегодняшний день, даются адреса. Объезд по три-четыре адреса в одном районе.

Бригада выезжает на одной-двух машинах и жестко работает. Начиная от расклеивания листовок с разными похабными словами, надписи краской, всякая нецензурная брань. Дверные глазки замазывают, замочные скважины. Реально портят все. Были же случаи, что человек на самом деле не проживал по этому адресу, просто квартиру сдавал (нередки случаи и когда коллекторы просто ошибались номером дома или квартиры — 1 , 2 — прим. Би-би-си).

Автор фото, RIA Novosti

Коллекторы в России и раньше прибегали к нестандартным методам: агентство из Калининграда разместило фото должников на билбордах в 2009 году

Командир звена все понимает, он грамотный. Любые методы — хотя такого, как в Новосибирске, где изнасиловали, конечно, не было никогда. Старались без крови, но были и жесткие случаи, когда приходилось и людей бить. Это все в зависимости от ситуации.

Как показывает практика, неважно, какой долг — три тысячи или 100 тысяч рублей, всегда действовали устрашающими методами. Доходило до того, что у человека что-то забиралось просто по беспределу, то есть это уже разбой. Телефон, золото, что-то еще. Человек был настолько напуган, что он, конечно, заявление не пишет никуда.

Это везде так, во всех коллекторских агентствах. Это все скрывают. У каждого большого агентства есть своя пресс-служба, и, когда им звонят, они, естественно, отвечают — нет, «оно не наше».

Людей доводили до таких истерик! Были же случаи, что вешались люди, выпрыгивали из окна из-за пяти, трех тысяч рублей, потому что оскорбления идут очень жесткие. По телефону звонят и родственникам, и тебе — с матом говорят: «Мы тебя изнасилуем, убьем, и детей твоих тоже».

Автор фото, Kirill Gromov

Петербуржец Кирилл Громов не вернул заем в 30 тысяч рублей, взятый в компании «Деньга». Это — переписка с коллекторами

Так они работают. У всех по 50 номеров телефонов, дешифраторы у многих, которые голос изменяют. Он может начать разговаривать одним голосом, а затем сразу переходит на женский — на самом деле мужчина разговаривает, а в трубке женский голос. Если начальство у тебя не додумывается до какого-то метода, ты можешь даже техническое новшество какое-то ввести. И у нас ребята предлагали, и это все так аморально было.

Разговаривают очень грубо, давление психологическое идет. Естественно, эти звонки не прекращаются ни днем, ни ночью, хотя по закону никакие банки не имеют права звонить после 10 вечера до 9 утра (в выходные можно звонить только до 20:00 — прим. Би-би-си).

Кто идет в коллекторы?

Когда берут людей на работу, смотрят на то, может ли человек этим заниматься. Категории какие есть? Есть молодые, которые коляски жгут за пять тысяч (в феврале за это приговорили к условному сроку сотрудника крупнейшей микрофинансовой организации в стране «Домашние деньги» — прим. Би-би-си). Есть наркоманы, которые официально не работают, их просят просто. Есть люди за сорок, которые там работают. Это высшая категория: бывшие отставники, спортсмены.

Есть, конечно, и юридическая сторона: несколько человек, которые действительно подкованы. Они, в основном, сидят в офисе, но могут поехать и на выезд.

Если человек неэффективно работает, конечно, какая-то беседа проводится, могут наложить штраф — вычесть из зарплаты. Более того, проценты получали все. Долг вышибаешь — с него проценты, помимо зарплаты. А зарплаты-то хорошие на самом деле, поэтому идут туда работать всякие отморозки. Он ничего не может делать, он может только материться и руками махать. Все коллекторские агентства такие, в основном.

Конечно, есть какие-то задержания [сотрудников коллекторских агентств]. Все, в основном, ходят под подпиской, если нет широкой огласки. Если она есть, то естественно, происходит как в «Домашних деньгах», которые коляски палили и двери портили. А итог-то какой? Ну да, посадили человека, который просто исполнитель, маленький человек, а тот, кто этим руководил всем, на свободе и также продолжает ездить и беспредельничать.

Финансовая неграмотность

Есть такая практика в микрозаймах: они специально молчат целый год или даже полтора, чтобы вырос процент выше 300 тысяч. Пять тысяч взял человек, у него долг вырос за полтора года до 350. Потом они начинают действовать.

А человек, как правило, у нас неграмотный, если его не трогают, он думает: ну что, значит забыли, что там, пять тысяч всего. А через год его нашли и говорят: с тебя 350 тысяч. И начинается это вышибание. Соответственно, он еще идет в кабалу какую-то или в суд.

Автор фото, BBC World Service

По данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ), на конец 2015 года на руках у россиян находилось 74,7 млн кредитов на общую сумму 9,05 трлн руб. Количество просроченных кредитов выросло на 9% до 12,6 млн, что составляет 16,8% от общего количества

Самое удивительное, что наши российские суды часто становятся на сторону коллекторского агентства. То есть человек взял пять тысяч, но суд присуждает: отдайте 100, потому что договор подписали. А получает он 15 тысяч, и у него еще дети есть ( статья 333 Гражданского кодекса РФ позволяет суду уменьшить неустойку, если она «явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства» — прим. Би-би-си).

Я думаю, куда вообще смотрят власти? Давно пора закон какой-то принять. Сейчас хотят, но это бесполезно, я думаю, потому что власти сами дали зеленый свет, чтобы занимались микрозаймами.

Это все настолько омерзительно, потому что люди-то в нищете. Они живут за порогом бедности, и они идут, этот микрозаем берут в надежде, что они его потом вернут. А потом проценты набегают, и это просто такая долговая яма. Как так, если люди квартиру уже продают? Взял 30 тысяч, у него 400 тысяч набежало, он квартиру продает.

Боязнь народного гнева?

Коллекторы стараются не появляться нигде. Я им просто объяснял: «Вот ты приехал, а представь, если к тебе приедут? У тебя есть жена, дети». Некоторые боятся, что его вдруг найдут или опознают. А некоторым все равно: они считают, что все по закону, это такая просто повседневная работа.

Но бывают такие случаи, и у нас тоже было, что случайно [должник и коллектор] на Невском в кафе встретились, узнали друг друга. Была очень большая драка.

Был еще такой случай в (названо крупное агентство микрозаймов): человек отсидел 12 лет, вышел. Он жил в Адмиралтейском районе, на первом этаже, с дочкой, которой было 20 лет.

Она пошла в университет. Обычно он слышал, когда входная дверь в подъезд захлопывалась, а тут он не услышал. Смотрит в глазок и видит: один в ее сумке роется, второй держит ее за куртку. Он берет травматический пистолет, который у него был незаконно куплен естественно, выбегает, стреляет одному в голову, другому в живот.

Читайте также  Как рассчитать оплату за горячую воду

Автор фото, Kirill Gromov

Заливание монтажной пеной замков квартиры должника, а иногда и его соседей, — весьма распространенный способ прессинга со стороны коллекторов

Оказалось, что она взяла микрозаем 30 тысяч, папе ничего не сказала. Надо было каждую неделю по 1200 рублей класть, а она две недели просрочила.

Его задержали, ночь он просидел, с утра суд. Он уважаемый в криминальном мире человек, и на суде говорит: «Я в глазок посмотрел и увидел, что дочку мою любимую трясут. Что я мог подумать? Какие-то воры».

Его отпустили под подписку, а потом ему ничего не было, потому что те не стали заявление писать. Единственное — он тому, которому в голову стрелял, глаз выбил. Его попросили, он им 500 тысяч заплатил. Он компенсировал так.

Они разрешили все мирным путем, потому что он приехал и сказал: «Ребята, если будет тут какое-то поползновение к моей дочке, я тюрьмы не боюсь, положу вас всех». Ему сказали, мол, мы претензий не имеем, но за глаз отдай, пожалуйста, человеку.

То, что с коллекторством для меня покончено, — это не то слово. Я работаю сейчас в охране, консультирую. Конечно, люди обращаются: есть долги, допустим, у предприятия, и мы можем помочь с юридической точки зрения. Подготовить документы, в суд подать. А чтобы ездить, выбивать — сейчас не 90-е годы.

Коллекторы в крыму беспредел

У должника украинского банка в Ялте отобрали машину и бытовую технику. При этом, как утверждает его адвокат, коллекторы действовали не по нормам законодательства.

Жителя Ялты «атаковали» коллекторы, требуя вернуть деньги, которые Николай взял в кредит у украинского банка, сообщает 12 ноября «Наша газета».

Адвокат Николая Влас Басюл рассказал, что в 2008 году его клиент взял кредит на автомобиль в украинском «Сбербанке России». «Сначала Николай стабильно его выплачивал, а в 2010 году попал в аварию. Ремонт машины, неожиданная потеря работы — всё это негативно сказалось на кредитной истории. Банк даже обращался в ялтинский суд с требованием взыскания просрочки. В 2014 году после «Крымской весны» появилась информация, что в связи с уходом украинских банков выплата долгов приостанавливается. Решение суда по взысканию было прекращено», — поведал Влас Басюл. В августе этого года Николай узнал, что дело возобновлено ялтинским судом. Однако теперь возвращать деньги он должен не украинскому «Сбербанку», а российской компании «Фондовый конверс-центр».

Выяснилось, что решение о замене взыскателя было принято ещё в июне без ведома Николая. После этого должник практически сразу ощутил на себе давление коллекторов: многочисленные письма и звонки, настойчивые «рекомендации» срочно вернуть деньги. А в ноябре дело дошло и до судебных приставов.

Буквально неделю назад пристав в компании с понятыми и охранниками пришла домой к Николаю. Житель Ялты, к слову, живёт в трёхкомнатной квартире с мамой, сестрой, её мужем и двумя несовершеннолетними детьми. Несмотря на то, что ни жильё, ни имущество не являются полностью его собственностью, пристав описала всё. Кроме того, забрала всю электронную технику, кухонную утварь и купленный на кредитные деньги автомобиль, который находился в нерабочем состоянии (пришлось вызывать эвакуатор).

«Кстати, пристав не дала Николаю возможности попытаться самостоятельно продать автомобиль и вернуть часть долга. Также она не оставила акт описи, а это не по правилам», — рассказал Влас Басюл. Адвокат уверен, что возвращать долги, безусловно, надо. Но делать это необходимо на законных основаниях.

«У нас с Николаем есть определённые претензии к подобным действиям. Мы обязательно будем продолжать судиться с коллекторами. Кстати, мы хотели бы затронуть и другие вопросы. Во-первых, моему клиенту никто не сказал по закону, когда он должен был конкретно выплатить (после закрытия украинских банков). Во-вторых, суд произвёл замену кредитора без ведома Николая. Этого делать нельзя. Во-первых, у пристава был украинский исполнительный лист. Во-вторых, я предполагаю, что её действия носят предвзятый характер по отношению к Николаю: дело в том, что вещи из его квартиры выносили понятые. Они должны быть людьми «со стороны», незаинтересованные в этом. А казалось, что им была нужна эта опись. К тому же, вещи увезли в Симферополь, где и собираются продавать. И не факт, что автомобиль Николая продадут не дешевле, чем он стоит на самом деле. Мой клиент просто мог сам продать его и отдать намного больше денег» — рассказал адвокат.

Напомним, ранее сообщалось, что с жителей Крыма и Севастополя, которые не выплатили кредиты украинским банкам, взыскивать деньги никто не имеет права. При этом на границе Крыма севастопольцев из Украины не пускают на полуостров в случае, если имеется задолженность перед банком.

Час расплаты. Кто положит конец беспределу коллекторов?

К коллекторам предъявили жёсткие требования, которые должны положить конец беспределу, творившемуся до сих пор.

Назад в 90-е?

У большинства крупных банков есть собственная юридическая служба по взысканию просроченной задолженности. Они могут обратиться в суд и попытаться получить деньги с помощью судебных приставов. Но нередки случаи, когда кредиторы «продают» должника коллекторам. Чаще всего с этим сталкиваются те, кто берёт так называемые микрозаймы. Организаций, предлагающих получить «деньги до зарплаты», в Верхневолжье расплодилось немало. В Твери конторы с броскими вывесками типа «кредит прямо сейчас» расположены в людных местах, рядом с остановками общественного транспорта. Народ идёт туда косяками, а потом расхлёбывает последствия.

За прошлый год в областном Управлении МВД зарегистрировали более ста обращений по поводу противоправных действий коллекторов. Из них 62 — в Твери. В 69 случаях пострадали жители Верхневолжья, взявшие кредит в микрозаймовых организациях. При этом ни по одному заявлению уголовного дела не завели. Причина в том, что для давления коллекторы чаще всего выбирали не самих должников, а их окружение. Например, рассказывали работодателю, что у него в фирме трудится непорядочный человек. Или подлавливали заёмщика у выхода из офиса под конец рабочего дня и кричали так громко, чтобы все услышали: «Когда ты вернёшь деньги?!» Угрозы жизни здесь нет, это максимум хулиганство.

До реальной физической расправы, как это было, например, два года назад в Ельце, где коллекторы напали на семейную пару, избив мужа и обрив жене голову, в Тверской области не доходило. Поэтому полицейские чаще всего обращались к руководству коллекторских агентств, требуя урезонить сотрудников, сделать их действия более корректными. Однако выбивание долгов всё равно смахивало на замашки 90-х. Ночные звонки и проценты, растущие, как на дрожжах, для многих были кошмаром.

Теперь, чтобы стать официальным коллектором, нужно войти в госреестр. Для этого требуется заплатить госпошлину в 100 тыс. руб. и иметь уставной капитал в размере 10 млн рублей. Но главное — все официальные коллекторы обязаны придерживаться чётких правил поведения. Другие сборщики долгов автоматически оказываются вне закона. При попытке продолжить выбивание денег им грозит штраф до 1 млн рублей.

Спать спокойно

Список официальных коллекторов можно посмотреть на сайте федеральной службы судебных приставов fssprus.ru в разделе «Сведения, содержащиеся в государственном реестре юридических лиц, осуществляющих деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности». По стране там сейчас 59 организаций, из Тверской области — одна. Если агентства в реестре нет, должник вправе отказаться от оплаты долга в его адрес и ждать, когда деньги взыщут через суд. Общаться он будет с судебными приставами.

Помочь навести порядок в этой сфере могут сами должники. Если вас преследует «левое» агентство, сообщите приставам его название и, желательно, ИНН. Только полностью разобравшись с сомнительными конторами, можно будет говорить о переходе этой деятельности в цивилизованное русло.

Мнения экспертов

Галина Толкаченко, кандидат экономических наук, профессор Тверского государственного университета:

­ Коллекторские агентства широко распространены во всём мире. Это своего рода ассенизаторы в финансовой сфере. Их работа не из лёгких, но кто­то должен её выполнять. Потому что во все времена были, есть и будут люди, которые не рассчитывают свои возможности: берут кредиты, а потом со скрипом их отдают или не отдают вовсе.

Однако нормальная работа коллекторов должна быть совсем иной. Их задача ­ искать мирные пути разрешения конфликта между должником и кредитной организацией. Например, предлагать план рассрочки долга, проводить досудебную проверку должников, готовить дела к передаче в суд. У нас же в стране сложилась другая практика. Большинство людей, слыша слово «коллектор», представляет себе бандита с дубинкой наперевес. К сожалению, такой стереотип имеет под собой почву. Ужесточение требований к коллекторам ­ верный шаг. Как говорится, выживут разумные.

Что касается людей, берущих кредиты, совет тут простой: оценивать свои силы. Есть экономический принцип: нельзя рисковать больше, чем позволяет собственный капитал. Кредит можно брать лишь в случае, если у вас, за вычетом обычных расходов, остаются средства, которыми вы можете гасить долг. Недаром говорят: берём чужие деньги, а отдаём свои. Капитал нужно расходовать правильно. Лучше всё разложить по полочкам: это на квартплату и коммунальные платежи, это на продукты и т.д. Давайте стараться не выходить за рамки предполагаемых трат.

Дмитрий Ушаков, адвокат адвокатского бюро «Рыбка Л.П. и партнёры»:

­ Должником становится человек, оказавшийся в сложной финансовой ситуации. Причины могут быть разными: кризис, потеря работы и другие. Заёмщик хочет, но не может выполнить свои финансовые обязательства. При этом никто, кроме судебных приставов, не вправе налагать на него какие­либо санкции, например, изымать в счёт долга имущество. Все подобные попытки со стороны коллекторов ­ чистой воды вымогательство. Просто многие люди не знают о своих правах. Это же касается непонятно откуда взявшихся штрафов и пеней. Недавно я занимался делом, в котором кредитор требовал от должника вернуть 2 млн 34 тыс. руб. Тот с такой суммой был не согласен. Когда наше бюро взялось за дело, выяснилось, что реальный долг составляет 1 млн 66 тыс. рублей. За счёт выгодного для себя порядка списания денежных средств кредитор накрутил сумму в два раза! Таких случаев очень много. Главное ­ уметь найти правильный выход из сложившейся ситуации: добиться уменьшения и рассрочки долга, пройти процедуру банкротства физического лица… Для помощи в решении таких вопросов существуют профес­сиональные юристы.

Читайте также  Номер карты статус ютэйр что это

Михаил Смирнов, руководитель Управления Федеральной службы судебных приставов по Тверской области:

­ Мы получаем от жителей Верхневолжья первые обращения. К сожалению, они больше напоминают крик о помощи. Для составления претензии, которую мы могли бы передать в суд, нужно собрать доказательства: аудиозаписи личного или телефонного разговора с коллектором, фотографии порчи имущества, в том числе общедомового (если коллекторы расписывают краской подъезд), показания свидетелей, листовки, где разглашаются личные данные должника. Мы действительно готовы и обязаны помогать в привлечении недобросовестных коллекторов к ответственности, в том числе уголовной. Наши полномочия распространяются не только на легальные организации, но и на коллекторов, которые отказались перевести свою деятельность в законное русло. Все обращения, связанные с взиманием просроченной задолженности, будут рассмотрены.

Пожаловаться на деятельность коллекторов можно в наше управление по адресу: Тверь, ул. Веселова, 6 или по круглосуточному телефону дежурной части (4822) 55­93­97.

Выбить и деньги, и жизнь

Долги

В июле 2016 года Владимир Путин подписал федеральный закон, регулирующий деятельность коллекторов, основные положения которого должны вступить в силу с 1 января 2017 года. С мертвой точки регулирование этого рынка сдвинулось после случая с «огненным коллектором» — так СМИ прозвали Дмитрия Ермилова, от действий по выбиванию долгов которого пострадал малолетний ребенок.

По новому закону, коллекторы имеют ограничения «непосредственных контактов» с должником. Правда, какой контакт считать непосредственным, участникам рынка пока не разъяснили

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

По оценке Агентства судебного взыскания, в РФ на данный момент около 1,5 тыс. компаний, занимающихся взысканием долгов. При этом количество тех, которые ежемесячно делают более 10 млн рублей выручки при штате от 200 человек, составляет 30-40 агентств.

По словам Максима Богомолова, генерального директора Агентства судебного взыскания, в 2016 году число закрытых договоров цессии (уступки прав требования) увеличилось. «В прошлом году наблюдалось падение цен на цессии, в этом с ростом цен происходит естественный рост количества закрытых сделок по ним. Можно также отметить, что вырос и объем продаваемых портфелей по сравнению с прошлым годом. По нашим оценкам, число заключенных сделок цессии 2016 года превысит показатели 2014 и 2015 годов. Так, в 2014 году было продано долгов на 460 млрд рублей, в 2015-м — на 518 млрд, тогда как уже сейчас выставлено на продажу долговых портфелей на 520 млрд рублей, 60-70% из которых закрыто сделками купли-продажи», — очерчивает границы сегмента господин Богомолов.

Беспредел на сборах

Рынок большой. И до недавнего времени он находился вне законодательного регулирования: истории о коллекторах, отрезающих должникам волосы, угрожающих поджечь места их работы, исписывающих оскорблениями и угрозами подъезды их домов в попытках выбить долги, не являлись новостью для граждан РФ.

Независимый юрист Ирина Гриценко говорит, что в основном в подобные ситуации попадают обычные добропорядочные люди, которые в благополучный период своей жизни воспользовались возможностью получать в банке потребительские займы (на приобретение автомобилей, дорогостоящей бытовой техники) и ипотечные кредиты, так как имели рабочие места и доход. «Но в нашей стране часто случаются ситуации, когда экономика вступает в кризис, что приводит к неожиданной и резкой утрате гражданами рабочих мест, а следовательно, и трудовых доходов, с которых выплачивались кредиты. Через какое-то время кредитная организация по договору уступки прав продавала долг коллекторской организации. И тут начинался полный беспредел. Коллекторские организации создаются в простой форме ООО, работающих в пределах утвержденных законом видов экономической деятельности. Ранее ОКВЭД даже не предусматривал такой вид экономической деятельности. Таким образом, какая-то организация покупала у банка долг и далее всеми возможными средствами давления на должника буквально выбивала из него и жизнь, и деньги», — описывает типичную ситуацию госпожа Гриценко.

Случай, породивший дискуссию в обществе и вылившийся в итоге в ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях»», произошел в январе этого года в Ульяновске. По данным «Ъ», Дмитрий Ермилов, которого с подачи правоохранителей теперь именуют «огненным коллектором», бросил в окно дома заемщика, в котором также находились его дочь, сын, сноха и внук, бутылку с легковоспламеняющейся жидкостью с зажженным фитилем. Как отмечается в обвинительном заключении, распространившимся огнем «малолетнему ребенку были причинены ожоги, повлекшие неизгладимое обезображивание его лица». В итоге суд определил Дмитрию Ермилову наказание в виде восьми лет лишения свободы в колонии общего режима.

Ограничение воздействий

Как ранее сообщал «Ъ», в соответствии с новым законом коллектор может звонить должнику не чаще двух раз в неделю, а приходить к нему лично — не больше одного раза в семь дней. При этом строго регламентировано время, когда нельзя обращаться к заемщику: в будни с 10 часов вечера до 8 утра, а в выходные — с 8 часов вечера до 9 утра.

Коллектор не имеет права звонить и приходить к лицам, признанным недееспособными. Кроме того, от общения с этими специалистами освобождены пациенты больниц, инвалиды первой группы и несовершеннолетние. Не имеют права коллекторы взыскивать долги и с физлиц — индивидуальных предпринимателей, а также должников, признанных банкротами. Коллектор больше не имеет права рассказывать о долге заемщика третьим лицам — иными словами, писать на стенах подъезда о долгах человека больше нельзя.

Коллектор не имеет права причинять вред здоровью или имуществу должника, не может применять к нему физическую силу. Более того, он не может даже угрожать ее применением и вообще оказывать на должника психологическое давление, а также вводить в заблуждение. Коллектор не вправе скрывать от должника номер телефона, с которого он звонит, и адрес электронной почты, с которого отправляет сообщения. Коллекторы не имеют права собирать долги граждан за жилищно-коммунальные услуги — жилье, воду, тепло, газ, электроэнергию, вывоз твердых коммунальных отходов. Не в их юрисдикции оказываются и долги перед украинскими банками, которые перестали работать в Крыму после его присоединения к России.

По предварительным прогнозам, регулировать деятельность коллекторов будут Минюст РФ и Федеральная служба судебных приставов (ФССП).

Туманный, но желанный

Опрошенным BG экспертам есть за что покритиковать новый закон, но в целом они выражают радость от того, что появятся хоть какие-то правила игры.

Владислав Лысенко, директор коллекторского агентства «ЦЗ Инвест», подчеркивает, что профсообщество так долго ждало принятия отраслевого закона, что сейчас радо самому факту его появления. «Даже притом, что принятый закон 230-ФЗ «О защите прав физлиц при взыскании» очень популистский, сырой и «антикредиторский». Но на рынке уже давно сложилось понимание, что для работы крупных коллекторских агентств лучше плохое госрегулирование, чем его отсутствие. Мы работаем с соблюдением всех возможных законов, вкладываем большие средства в IT-инфраструктуру и обучение сотрудников и хотим быть привлекательными для инвесторов, поэтому нам нужна стабильность и нормальная репутация рынка, пусть даже она будет сопровождаться ограничениями для бизнеса».

Рынок ждет скорейшего назначения госрегулятора и разработки им нормативных документов, необходимых для реализации нового закона. Из них будет ясна позиция госрегулятора по многим спорным вопросам толкования 230-ФЗ, и можно будет прогнозировать развитие рынка. Новые требования ФЗ-230 к коллекторским агентствам достаточно жесткие — и по объему документов, необходимых для вступления в реестр, и по размеру активов, и по дальнейшему взаимодействию с должником. И на данный момент профсообщество в большей степени готово к выполнению этих требований, чем государство — к контролю за их соблюдением, считает Борис Воронин, директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА).

«До 1 января осталось не так много времени, а госрегулятор рынка до сих пор не назначен правительством, в нарушение сроков, определенных им же. Плюс этому неназначенному регулятору надо еще успеть подготовить целую гору нормативных документов для реализации закона и толкования многих туманных его положений. В том числе: регламент внесения коллекторских агентств в госреестр, порядок исполнения уполномоченным органом функций контроля и надзора, форму отказа от взаимодействия с взыскателем, требования к программному обеспечению коллекторских агентств, форму и сроки отчетности их перед регулятором. Всех причастных лиц очень интересует, как будущий регулятор истолкует, например, такие терминологические нововведения, предложенные ФЗ-230, как «непосредственный контакт» с должником. Через дверь — это непосредственный? И если должник просит перезвонить или бросает трубку — контакт засчитывается или нет? В международной практике — нет, ограничения по количеству контактов (если они есть, что редкость) сопровождаются четкой формулировкой, что такое контакт, из каких обязательных фаз он состоит. Например, самопредставление кредитора или взыскателя, объяснение размера и причин возникновения задолженности, обратная связь от должника — будет платить или нет и почему. Нет этих фаз — контакт не засчитывается», — перечисляет спорные моменты господин Воронин.

По его мнению, служба судебных приставов, которую прочат в регуляторы рынка, хороший кандидат на эту роль, поскольку хорошо знает процесс взыскания технологически и организационно. «Другой вопрос, что у них до сих пор не было опыта надзора за кем-либо», — заключает господин Воронин.

Крым в шоке. Аксенов в шоке. Что дальше?

С разрешения известного блогера Александра Горного мы публикуем на сайте «Строительство.RU» его фоторепортаж о незаконном строительстве в крымском Коктебеле

Крым замер, Крым в шоке, как и Сергей Аксенов, посетивший Коктебель. Во вторник Глава Крыма устроил конкретный разнос за тот беспредел, о котором я давно уже пишу. Он лично все увидел. ЛюЛей надавал всем и очень жестко. Крымские, феодосийские жулики и чиновники должны очень серьёзно задуматься над своим будущем. Многим из них я очень посоветую собирать сумочки для СИЗО, могут пригодиться.

А теперь подробно об этом аттракционе неведанной «щедрости» от Сергея Аксенова, который может стать импульсом к реальным изменениям в одном из самых сложных вопросов нынешнего Крыма.

Коктебель. Я давно пишу про это замечательное место и именно здесь произошла «премьерская раздача». Коктебель это типичный пример того беспредела, который нам достался со времен украинского царства, когда чиновники и депутаты крышевали, воровали и им ничего за это не было.

Влившись в ряды «Единой России» старая украинская гвардия надеялась попилить уже российские бюджеты, при этом сохранив свои активы заработанные «честным и непосильным трудом».

В последние месяцы по Крыму прокатилась волна скандалов, связанных с коррупцией и крышеванием, многих товарищей замели и посадили. Воровали настолько открыто, что когда появилась видеосъемка (снятая скрытой камерой) из кабинета главы Бахчисарайского района, то народ просто прифигел от наглости и масштабов. Пилили и воровали прям на рабочем месте.

Читайте также  Как активировать карту лукойл с баллами

Народ, видя, что творится на местах, просто воет. Шлют письма и обращения, но все глухо. Мне пишут десятки людей по поводу беспредела крымских чиновников на местах, полного игнорирования проблем местными контролирующими и правоохранительными органами, которые либо не умеют работать, либо не хотят, либо «крыШуют».

Увы, всем помочь сложно. Не хватает просто сил и времени. Ключевой вопрос это земля, побережье, пляжи, незаконное строительство и легализация незаконных объектов и разрешений.

На примере близкого мне Коктебеля я попробую объяснить, что происходит в Крыму, какое мы получили наследство и как мы с этим пытаемся бороться.

Здесь очень красиво, здесь жил Максимилиан Волошин, здесь родина нашей авиации, здесь прекрасный Кара-Даг и Тихая бухта. Рядом Феодосия, Судак и Новый свет.

Но есть и другой Коктебель.

Летом население поселка увеличивается в 30 раз. И именно в этот момент он начинает захлебываться от нечистот и дерьХма. В Коктебеле нет канализации. Есть очистные сооружения, принадлежащие местному видному депутату-единороссу Михайлову, которые приносят очень приличный доход.

У этого товарища здесь санаторий «Приморье», собственный пляж и домик у кромки моря.

Бог бы с этим, если бы товарищ думал о поселке, его жителях, о туристах. Будучи депутатом, он не сделал никаких шагов, чтобы помочь решить актуальные проблемы Коктебеля, полностью устранившись от них.

Это ему неинтересно. Деньги. Вот его бог. По словам местных жителей, именно благодаря Михайлову было сорвано строительство очистных сооружений одним частным инвестором. Ему это было видимо не выгодно? Логично, самому хочется на дерьХме зарабатывать.

Но строительство все-таки будет продолжено за счет федеральных денег одним из его партнеров г-ном Лукичевым, местным предпринимателем с крайне плохой репутацией среди жителей феодосийского региона.

Именно благодаря этому товарищу содержат в СИЗО бывшего главу Феодосии Дмитрия Щепеткова.

По словам г-на Лукичев,а с него Щепетков требовал 300 000 американских у.е. за продление аренды 2 га земли. Многие в это не верят и предполагают, что именно так г-н Лукичев избавился от неугодного ему чиновника. Именно так он мог решить проблему своих незаконных строек, которые он тут активно ведет. К Щепеткову и у меня лично было много вопросов, но вот и я не верю в эту историю… подстава чистейшая.

Эксперты полагают, что, прогнувшись под некоторые правоохранительные или силовые органы, Лукичев получил лицензию на строительный беспредел, но пусть это будет их оценочное, экспертов суждение.

Этот товарищ успел испоганить Коктебель построив уродливые многоэтажки.

Кто разрешил ему их строить? Кто обеспечивал прикрытие? По словам известного российского архитектора Александра Некрасова, застройка такими монстрами убьет Коктебель, изменится масштаб застройки поселка. Это делать категорически нельзя, особенно на побережье и на видовых участках.

По словам специалистов, сомнительно и качество строительства. Да и как можно вводить в эксплуатацию такие дома, если в поселке нет канализации. Но ему разрешили, и у меня есть документы с фамилиями тех, кто там суетился и утверждал.

Боль крымчан и коктебельцев — раздеребаненный парк за домом Волошина. В украинские годы его распилили, понаставили заборов и понастроили особняков.

Что по российским, что по украинским законам этого делать было нельзя, но пилили и пилят. Умудрились закатать речку в бетон и сливать туда все нечистоты.


Вот так дерьХмо и течет в море летом, ну так, незаметно…

И в этом месте отметился товарищ Лукичев. Ну кто разрешил? В самом парке.

Кто прикрывал его? По словам местных активистов из «Гражданского актива Коктебеля», весь генплан Коктебеля и прилегающих территорий распилили под этого товарища, нарушая все мыслимые и немыслимые еще украинские законы.

Лукичев и Михайлов здесь не одни такие. Активно помогали заезжие предприниматели с Украины, которые хапали все что могли, уродуя Коктебель. Срытые склоны, испохабленный ландшафт.

Коктебель теряет свою привлекательность.

При этом в развитие поселка не было вложено практически НИЧЕГО. Ну вот как так? А вот так.

А теперь перейдем к «фирменным премьерским люЛям», которые были розданы в Коктебеле во вторник.

Для меня лично решение Аксенова приехать и разобраться было неожиданностью. В этот день я улетал в Москву в 13.30, а мне было предложено встретится с Главой республики. От Симферополя до Коктебеля 110 км, да еще ремонт дорог. Как успеть?

Было принято решение встретиться рано утром в Коктебеле, без «свиты» и лично показать ему проблемы, о которых я столь много пишу и рассказать о перспективах.

Итак, утро. Коктебель, 9.00. Мы встречаемся на подъезде к поселку.

Едем к первому безобразию. Огромный котлован, который вырыли на центральной улице, рядом с морем, создав угрозу обрушения, порвав коммуникации.

Местные жители два месяца пытались до феодосийской администрации, проводились митинги, собрания, совещания в Совмине.

Кто разрешил строить? Феодосийские власти… Нецелевое использование земли… и варварское…

Принимались решения и постановления, а феодосийским властям, контролирующим и правоохранительным органам, просто было наплевать. Стройка незаконна. Более того, владельцы этой ямы начали угрожать местным жителям, главе поселка Марку Краснову, активистам, депутатам в стиле 90-х — расправой.

Увидев приехавшего утром Аксенова, местные жители и глава поселения обратились к нему за помощью. Аксенов просто не верил своим ушам…

Вот тут и началась первая раздача люлей, с обращением к правоохранительным органам за силовой поддержкой органов власти Коктебеля и граждан, в адрес которых были угрозы.
Дальше наш путь лежал к Дому Волошина. Директор музея Наталья Мирошниченко показала Главе Республики то богатство, которое коктебельцы сохранили.

Забравшись на верхнюю палубу дома Волошина, мы смогли показать Аксенову «чудеса на виражах» в исполнении Лукичева, депутата Михайлова и далее по списку. Вдалеке уродливы вылезла башня Лукичева в 12 этажей.

Аксенов потребовал незамедлительного вмешательства ФСБ и Прокуратуры, но не местных, а крымских.

Потом, на совещании в Феодосии он сказал следующее, от чего должны сжаться тыльные места у ряда товарищей:

«Приехал из поселка Коктебель. Нахожусь в легком шоке от того беспредела, который там творится. С точки зрения застройки проехали по площадкам, которые нам показали местные общественники, жители. Пообщались с соседями возле стройплощадок. Ситуация беспрецедентная!

Внаглую плюют на законы, на местные власти, при том, что кто-то покрывает деятельность таких строителей. Понимаю, что все работают под какими-то «крышами».

Беспредел происходит — построили в центре поселка 12-этажное здание без единого документа.

Уже квартиры продают, и это в поселке, где нет канализации!

Глава поселкового совета писал обращения во все инстанции — в Стройнадзор, прокуратуру, МВД — реакции ноль, стройка продолжается. Эти застройщики известны своими мошенническими действиями в городе Феодосии. Кто их «крышует» — выясним. Прошу главу ФСБ Крыма Виктора Палагина такое расследование провести. Мы должны понимать, как такие вещи происходят в наше время!».

Коктебель очень большой поселок, его обойти невозможно и за несколько дней, поэтому пошли только по набережной. На носу туристический сезон, а тут вот такое…

Был спасательный небольшой пост, а теперь… гостиничный комплекс, аптека, магазины и перекрытая полностью набережная… Спасибо украинским чиновникам…

Подчинение поселка Феодосии крайне негативно сказывается на его состоянии, как в управленческом плане, так и в материальном. У местного главы поселения Марка Краснова практически нет никаких рычагов влияния на ситуацию, кроме как покрасить бортики и писать письма. А это, напомню, Коктебель, входящий в ТОП-10 южных российских курортов.

Этот визит вдохновил коктебельцев и местных общественников.

— Во-первых, Аксенов распорядился остановить весь этот строительный беспредел и этими застройщиками заняться вплотную ФСБ и Прокуратуре, куда он потребовал написать обращение.

— Во-вторых, снести все заборы в Литфонде и начать работу по передаче его Дому Волошина, чтобы создать единый культурно-исторический комплекс. Выгнать непонятных арендаторов, которые находятся здесь на непонятных основаниях, и других жуликов.

Продолжить работу по обновлению облика Коктебеля, его набережной, а на это выделено 2,4 млрд руб. федеральных денег, и назначил ответственным за реализацию коктебелевского кластера вице-премьера Казурина.

— Аксенов потребовал срочно разработать архитекторам с привлечением общественности новый генплан для поселка, который сможет соответствовать интересам Коктебеля, Крыма а не отдельных личностей.

— Освободить к летнему сезону набережную от непонятных строений, которые перегородили вид на море, привести набережную в надлежащий вид.

Самый главный итог этой поездки в Коктебель, что Аксенов потребовал к 1 мая разработать положения и постановления, которые позволят остановить этот беспредел по всему Крыму, а сразу после летнего сезона начать тотальный снос всего этого безобразия в Крыму.

Тем временем есть в Крыму здоровые силы, на которые может опереться Сергей Аксенов. Его самое уязвимое место это администрации на местах, нерабочие правоохранительные и контролирующие органы, которые погрязли непонятно в чем, но точно не в работе.

Так, например, в Коктебеле одна из самых больших московских общин, костяк которой составляют творческие люди, продолжатели традиций Волошина. В Коктебеле частый гость Дмитрий Киселев и известный российский архитектор Александр Некрасов, которые пытаются создать концепцию развития Коктебеля с учетом прекрасного исторического и культурного прошлого и настоящего.

Повезло Коктебелю и с местными активистами из «Гражданского актива Коктебеля», которые пытаются сохранить свой дом от разграбления и разрушения.

Хоть и руки иногда опускаются, но когда ты видишь готовность властей помогать, то открывается второе дыхание. Сергей Аксенов обещал помочь Коктебелю административным ресурсом и материально в подготовке к сезону.

Очень хочу верить, что так все и будет, что Аксеновские ЛюЛи дойдут до каждого чиновника. Проделана огромная работа и будет обидно, если опять на местах ее проХрут. ПроХрут ли или нет, вот в чем вопрос.

Огромное спасибо Сергею Аксенову, Михаилу Шеремету и всем тем, кто пытается что-то делать. Шанс есть, и мы его постараемся использовать.

Тем временем появилась информация, что депутат-единоросс Михайлов продает свой коктебелевский актив — базу Приморье за 2 800 000 000 рублей. А таких объектов по Крыму у него с десяток… К чему бы это. Может, взять и вернуть коктебелевцам этот объект с чистосердечным признанием?

Нехило трудился товарищ. Если это правда, то он, как помещик, хочет продать ее с людьми, которые там живут, аж 9 душ, всего за 40 мУльонов американских у.е.. Вот как такое крепостничество возможно в современной России?