Почему регистрация компании в Нидерландах выглядит привлекательно?

Никита Корниенко: «Несмотря на пандемию, в целом рынок коммерческой недвижимости выглядит очень привлекательным с инвестиционной точки зрения»

Никита Корниенко, основатель и генеральный директор инвестиционной платформы коммерческой недвижимости SimpleEstate, о том, как пандемия повлияла на рынок коммерческой недвижимости и почему офисная недвижимость, несмотря на «удаленку», остается инвестиционно привлекательным активом.

— Никита, раньше вы работали инвестиционным аналитиком в таких компаниях, как Goldman Sachs и «Эльбрус Капитал». Скажите, что заставило вас отказаться от престижной должности и создать свою компанию на рынке коммерческой недвижимости?

— За свою карьеру я участвовал в различных инвестиционных сделках, работал над приобретением долей в частных компаниях, покупкой акций на фондовом рынке, инвестициями в долговые инструменты и объекты коммерческой недвижимости. Но меня все время беспокоила явная несправедливость. Во-первых, институциональные инвесторы или просто очень состоятельные люди имеют доступ к огромному количеству инвестиционных возможностей и поэтому могут выбирать наиболее привлекательные из них. В то время как частный инвестор имеет очень ограниченный набор опций и вынужден довольствоваться тем, что зачастую неинтересно профессионалам. И хотя сегодня технологии позволяют любому желающему инвестировать на фондовом рынке буквально в несколько кликов, что стирает грань между обычным человеком и институциональным инвестором, такой класс активов, как коммерческая недвижимость, остается недоступным для большинства людей. При этом доходность коммерческих объектов обычно в два раза превышает доходность жилой недвижимости, которую чаще всего выбирают частные инвесторы из-за отсутствия альтернатив.

Во-вторых, меня поражала колоссальная разница в глубине понимания бизнеса, различных индустрий, макроэкономики и инвестиций в целом между профессиональными инвестиционными компаниями и частными инвесторами. Институциональные участники рынка, которые вкладывают десятки и сотни миллионов долларов, перед любой инвестицией проводят детальный всесторонний анализ. Они знают, на что смотреть и какие вопросы задавать, они опираются на опыт прошлых сделок и имеют доступ к лучшим отраслевым экспертам и аналитикам. Частный инвестор не имеет таких знаний, ресурсов и опыта, поэтому инвестирует, полагаясь на интуицию, субъективное мнение и рекомендации зачастую некомпетентных специалистов. Конечно, результаты профессиональных и частных инвесторов отличаются так же сильно, как и подход. В итоге богатые становятся еще богаче, а бедные — еще беднее.

Именно поэтому я решил создать онлайн-сервис, позволяющий даже начинающему инвестору с небольшим капиталом вкладывать деньги в один из самых выгодных классов активов совместно с профессиональными инвесторами. Принцип коллективных инвестиций позволит существенно снизить порог входа и сделать данный инструмент доступным для среднего класса. Так появилась инвестиционная платформа коммерческой недвижимости SimpleEstate.

— Среднестатистический российский инвестор не имеет возможности вкладывать деньги в коммерческую недвижимость. Это особенность России или такая же проблема существует во всем мире?

— Традиционно инвестиции в коммерческую недвижимость всегда имели очень высокий порог входа, поэтому были доступны только профессиональным инвестиционным компаниям или очень состоятельным людям. Конечно, существуют намного более доступные варианты, например, street retail или покупка отдельных офисных блоков, но даже тут минимальный лот обычно начинается от 20 млн руб., которых тоже нет у подавляющего большинства россиян. При этом подобные небольшие объекты часто сдаются в аренду мелким нестабильным компаниям, которые могут задерживать арендную плату и периодически меняются. Более того, доходность таких объектов обычно ниже, чем в среднем по рынку, так как небольшие объекты обычно продаются дороже более крупных. Наиболее оптимальным вариантом в данном случае будет либо покупка большого помещения, которое арендует федеральная продуктовая сеть вроде «Пятерочки», либо приобретение сразу нескольких торговых или офисных помещений среднего размера, что позволяет, с одной стороны, снизить цену входа из-за «покупки оптом», а с другой — снизить риски за счет наличия сразу нескольких арендаторов вместо одного. Помимо большого размера объектов, существенным ограничением для частных инвесторов является сложность данного класса активов. Жилая недвижимость намного более понятный и привычный для большинства людей вариант вложения денег.

В то же время все понимают, что недвижимость — это надежный и стабильный актив, позволяющий, с одной стороны, защитить свои сбережения во время кризиса, а с другой — приумножить свой капитал в долгосрочной перспективе. Поэтому многие люди активно инвестируют в более доступную и понятную для обычного человека жилую недвижимость. Однако вот тут как раз возникает существенное отличие российского рынка от большинства западных стран. В США ставки капитализации, то есть арендная доходность недвижимости, жилых и коммерческих объектов, часто практически идентичны и составляют порядка 4–5% годовых. А это значит, что любой частный инвестор, приобретая квартиру, апартаменты или жилой дом, может рассчитывать практически на такую же доходность, какую получает институциональный инвестор от крупного офисного или торгового центра. Конечно, есть исключения, но двукратной разницы в доходности, как в России, там нет. Более того, в США, покупая дом в ипотеку, инвестор платит по кредиту ставку ниже, чем получает от сдачи объекта в аренду. В то время как в России даже льготная ставка по ипотеке 6,5% обычно выше, чем те 4–5%, которые приносит сдача квартиры в аренду. Хотя опять же бывают исключения.

Кроме этого, в развитых странах у частного инвестора есть возможность купить акции публично торгуемых инвестиционных трастов недвижимости — REIT’ов. В России существует нечто похожее — паевые инвестиционные фонды недвижимости, которые предлагают ряд крупных банков и некоторые частные компании. Однако, к сожалению, подобный вариант инвестиций мало распространен из-за высоких комиссий за обслуживание и низкой ликвидности данного инструмента.

— Насколько все-таки рынок коммерческой недвижимости сегодня привлекателен для инвесторов, с учетом пандемии и кризиса? Многие люди перешли из офиса на удаленную работу, торговые центры потеряли часть трафика, а на улицах множество пустующих торговых помещений.

— Тут все зависит от конкретного сегмента рынка. Конечно, торговые центры или классический street retail на центральных оживленных улицах существенно пострадали от пандемии. В этих сегментах наблюдается рост вакансии и снижение арендных ставок. Складской сегмент, наоборот, получил дополнительный толчок для роста благодаря текущему кризису, так как бурное развитие онлайн-торговли привело к резкому увеличению спроса на складские помещения, снижению вакансии и росту арендных ставок. Офисный сегмент, как ни странно, остается относительно стабильным, но он лишился ожидаемого в этом году роста. Конечно, он будет меняться. Многие компании будут переезжать из класса А в В+ или менять центр города на более удаленные локации в целях экономии. Однако большинство экспертов сходятся во мнении, что офис однозначно останется неотъемлемой частью бизнеса, а полностью на удаленную работу в итоге перейдет не более 10% всех сотрудников. Помещения под продуктовые супермаркеты и магазины у дома остаются одним из самых стабильных сегментов для частных инвесторов. Продукты питания — это очень неэластичная категория товаров, от которой люди не могут отказаться даже в кризис. А доля онлайн-торговли в продуктах питания крайне мала, что дополнительно увеличивает стабильность данного сегмента. Растет спрос на локальный street retail внутри крупных жилых комплексов, так как значительная часть людей по-прежнему хочет ходить в рестораны и магазины, но теперь предпочитает делать это ближе к дому, а не ездить в крупные торговые центры.

В целом рынок коммерческой недвижимости сейчас выглядит очень привлекательным с инвестиционной точки зрения. Пострадавшие сегменты дают возможность купить некоторые качественные объекты по сниженным ценам. А стабильные сегменты позволяют рассчитывать на повышенную доходность за счет роста стоимости в ближайшие годы, обусловленного возможным снижением ставок капитализации на фоне падения ключевой ставки. Скорее всего, мы увидим этот рост только после восстановления экономики.

А вот от инвестиций в жилую недвижимость сейчас лучше воздержаться. Желание людей защитить свои сбережения от экономических колебаний, а также рекордно низкая ставка по ипотеке вызвали ажиотажный спрос на квартиры и апартаменты на первичном рынке. Учитывая общее сокращение экономики и падение реальных доходов населения, это может привести к необоснованному росту цен и возникновению пузыря.

— А в какие объекты вкладывают средства инвесторы вашей площадки?

— SimpleEstate специализируется на объектах в Москве и Московской области стоимостью от 50 до 300 млн руб. Ключевой формат — это помещения под продуктовые магазины с такими арендаторами, как «Пятерочка», «Перекресток», «Магнит» и т.д. Кроме того, рассматриваем покупку офисных блоков либо помещений формата street retail в крупных жилых комплексах. Наибольший приоритет отдаем уже готовому арендному бизнесу, но также рассматриваем пустые или строящиеся объекты, если они привлекательны с точки зрения соотношения риска и доходности. За этот год мы приобрели 3 объекта коммерческой недвижимости. У нас есть как крупные профессиональные инвесторы, так и небольшие клиенты. Средний чек инвестора составляет порядка 5 млн руб., но минимальный размер инвестиций в один объект начинается всего от 100 тыс. руб.

— Какие у вас дальнейшие планы?

— Прежде всего, перед нами стоит задача постоянно расширять функционал платформы. Мы создаем удобный и понятный онлайн-сервис, чтобы все операции были автоматизированы и проходили онлайн.

Другая важная задача — наращивать количество инвесторов для повышения ликвидности наших объектов на вторичном рынке, чтобы любой инвестор мог быстро продать свою долю и выйти из инвестиции. И чем их больше, тем процесс продажи будет быстрее. Ну и, конечно же, наша основная задача — это постоянно наращивать портфель, покупать новые объекты для наших инвесторов.

Читайте также  Какие существуют пробы палладия?

Денонсенс: бизнес просит не рвать налоговое соглашение с Нидерландами

Бизнес попросил власти не разрывать с Нидерландами соглашение об избежании двойного налогообложения (СИДН). Обращение к премьеру Михаилу Мишустину направил глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин. Он отметил, что Нидерланды не могут считаться транзитной юрисдикцией, а выступают источником прямых инвестиций из реального частного сектора. Аналогичную позицию занимают в Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) — организация также направляла правительству предложения по поиску компромиссного варианта СИДН. Минфин РФ пока придерживается ультимативной риторики: если Голландия не принимает российские условия, соглашение будет денонсировано. Эксперты полагают, что опасения бизнеса в целом оправданны, хотя в ряде случаев и несколько преувеличены.

Европейская солидарность

В РСПП предупреждают, что если СИДН с Нидерландами будет разорван, это может привести к ряду негативных последствий. В частности, к сокращению инвестиционной активности, снижению котировок компаний, выбравших Голландию юрисдикцией для выхода на IPO, к сокращению дивидендного потока из этой страны в Россию, проблемам с определением резидентства и двойному налогообложению физлиц, получающих доходы из королевства.

Более того, денонсация соглашения — необязательный и избыточный шаг с учетом новых изменений в российском законодательстве, следует из обращения Александра Шохина (письмо есть у «Известий»). В частности, с начала 2021 года между РФ и Нидерландами начали применяться положения Многосторонней конвенции (MLI), которые предполагают тестирование получателя дохода на добросовестность. В ситуациях, когда бизнес структурируется через зарубежную юрисдикцию (в данном конкретном случае — через Голландию) ради оптимизации налогов, ему отказывают в льготах.

Аналогичной в целом позиции придерживаются в АЕБ. Ее гендиректор Тадзио Шиллинг сообщил «Известиям», что ассоциация выступает за сохранение соглашения, поскольку его разрыв приведет к снижению экономической активности в России иностранных инвесторов.

По его словам, АЕБ уже обращалась с предложениями по доработке СИДН и, по крайней мере, по увеличению переговорного периода, чтобы не допустить разрыва договора.

Минфин РФ предложил Амстердаму пересмотреть СИДН в августе прошлого года — на условиях, аналогичных уже заключенным соглашениям с Кипром, Мальтой и Люксембургом. Согласно этим «базовым» договорам, если иностранный резидент по крайней мере один год владеет не менее 15% в российском предприятии и при этом является публичной компанией, акции которой котируются на бирже, то он платит 5%, а не 15%. Кроме этого, ряд преференций вплоть до полного освобождения от налога в стране источника доходов предусмотрен для госструктур, банков и эмитентов облигаций. Во всех остальных случаях ставка на вывод капитала в той или иной форме составляет не менее 15%.

В правительстве на просьбу «Известий» прокомментировать обращение бизнеса предложили обратиться в Минфин. В ведомстве на аналогичный вопрос ответили следующее: «Коллегам из Нидерландов в части изменения налогового соглашения были предложены те же условия, что и Мальте, Люксембургу, Кипру, но прийти к компромиссу с этой страной пока не удалось. Последние инициативы голландской стороны сохраняли каналы вывода доходов из России по низким ставкам».

Условия, которые РФ предлагает «транзитным» юрисдикциям, в том числе и Нидерландам, согласованы на всех уровнях власти. Потому в случае недостижения согласия с государством-партнером соглашение подлежит денонсации, настаивают в Минфине.

Небоскреб Symphony Towers в деловом районе Зуйдас в Амстердаме, Нидерланды

В финансовом ведомстве Нидерландов на запрос «Известий» сообщили, что та версия соглашения, которую Москва направила Амстердаму, не в достаточной степени учитывает интересы реального голландского бизнеса. В частности, по его условиям, публичные компании, котирующиеся на бирже Нидерландов, обязаны иметь в России «дочку» для применения льготы. Кроме этого, частные компании, например, семейные, вовсе отсечены от преференций, хотя не служат целям вывода капитала из РФ.

Так или иначе, Голландия нацелена на продолжение диалога, недавно министр финансов страны направил соответствующее письмо российской стороне, добавили в ведомстве.

Ждем разрыва

Маловероятно, что российские фискальные органы пойдут навстречу голландским коллегам и предусмотрят в новой редакции договора преференции для реального частного голландского бизнеса, полагает Юрист Forward Legal Федор Закабуня. Вероятнее всего, любые льготы будут рассматриваться как возможное поле для злоупотреблений, пояснил он.

Влияние на российско-нидерландский бизнес может быть значительным, СИДН всё же будет разорвано, уверена партнер департамента налогов и права Deloitte Наталья Кузнецова. Например, голландские компании, в свое время инвестировавшие в Россию на условиях возможной репатриации доходов в виде дивидендов или процентов, исходя из действующих на тот момент ставок налогообложения в 5% или 0%, столкнутся с новыми дополнительными издержками, пояснила она. И если российский бизнес с холдингами в Амстердаме сможет адаптироваться к политике Минфина, то нидерландский вряд ли станет это делать и в ряде случае просто пересмотрит свои проекты, резюмировала эксперт.

Хотя разрыв соглашения действительно способен негативно сказаться на вложениях из Голландии в РФ, это может усилить институт инвестирования в российскую экономику уже внутри страны, а не из-за рубежа, добавил член генерального совета «Деловой России» Алим Бишенов. Этого, по всей видимости, и добивается правительство.

«Базовый» вариант соглашения, по всей видимости, придется корректировать или уточнять интерпретации отдельных его положений, уверен партнер практики международного налогового планирования PwC в России Михаил Филинов. Например, в кипрской версии предусмотрены льготы в случаях, если на фондовом рынке обращаются акции компании. На депозитарные расписки они не распространяются, хотя экономический смысл у инструментов один и тот же.

Разрыв соглашения с Нидерландами — это, по сути, игра с нулевой суммой, считает эксперт. В ней участвуют три стороны — налогоплательщики, российский и голландский бюджеты. Первый тип интересантов однозначно пострадает, но в пользу как отечественной, так и зарубежной казны. Иными словами, произойдет просто перераспределение потоков, но инвестиционная привлекательность РФ ухудшится, полагает Михаил Филинов.

Проблемные вопросы, на которые обратили внимание представители бизнеса, действительно актуальны, хотя, возможно, некоторые из них и несколько преувеличены, добавил партнер КПМГ в России и СНГ Александр Токарев. Установление преференций для четко определенных категорий компаний выглядит более оправданным, хотя встречаются случаи, когда в СИДН прописаны индивидуальные льготы. Например, такие преференции включены в соглашения Дании, Норвегии и Швеции в отношении «Скандинавских авиалиний» (SAS). Но в таком случае возникнут вполне резонные вопросы, почему одни компании могут применять льготы, а другие дискриминируются.

«Россия не почувствует введения единого глобального налога»

Страны – участницы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) согласуют новый мировой налоговый порядок. Он будет отвечать интересам США, но может оставить многие развивающиеся страны без дополнительных инвестиций, предполагают эксперты. Повышение порога минимального корпоративного налога до 21% по предложению Минфина США на РФ вряд ли отразится.

Чистая прибыль Google в России в 2020-м выросла почти в два раза и составила 1,7 млрд руб. В РФ действует «дочка» этой корпорации, которая выплатила материнской компании дивиденды в 10 млрд руб., распределив прибыль за 2015–2017 годы, говорится в отчете компании. Чистая прибыль американской Alphabet Inc., холдинговой компании Google, по итогам 2020-го – 40,2 млрд долл.

Два года назад стало известно, что как раз в 2017 году интернет-гигант использовал распространенную и вполне пока законную схему ухода от налогов, переведя 19,9 млрд евро через зарегистрированную в Голландии компанию на Бермудские острова, где вообще нет корпоративного подоходного налога.

Такие налоговые схемы для сокращения своей федеральной налоговой задолженности до нуля используют десятки крупных корпораций в США. Дональд Трамп надеялся вернуть деньги на родину, снизив в 2017 году налог на прибыль в самих США с 35 до 21%. Президент Джо Байден объявил о планах вновь поднять его до 28%, а привлекательность других стран новая администрация надеется снизить за счет введения более высокого порога глобальной минимальной ставки корпоративного налога.

В США уже нашлись сторонники новых жестких подходов: глава крупнейшего американского ретейлера Amazon Джефф Безос под давлением критики заявил, что одобряет повышение корпоративного налога в США. Его компания сообщала, что в 2019 году ее общая выручка составила 280,5 млрд долл. Доход до налогообложения – 13,9 млрд, а федеральные налоговые обязательства – 162 млн (1,2% от доходов). При этом в 2017 и 2018 годах Amazon вообще не платила федеральный подоходный налог. Именно про эту компанию Байден говорил, что ни одна компания с миллиардной прибылью не должна платить более низкую налоговую ставку, чем пожарные и учителя.

О том, как теперь будут перекрываться финансовые лазейки, рассказала министр финансов США Джанет Йеллен. Для финансирования инвестпрограммы Байдена по модернизации инфраструктуры размером в 2,3 трлн долл. она предложила ввести глобальную минимальную ставку корпоративного налога в размере 21% и отдельный минимальный налог в размере 15% на прибыль, которую крупнейшие американские фирмы публикуют в своих финансовых отчетах. Такие меры, по ее мнению, сделают бессмысленной гонку государств и юрисдикций за более привлекательные условия для иностранных компаний.

Идею введения нового мирового налога для бизнеса поддержали главы министерств финансов и председатели Центробанков стран G20, они заявили, что намерены достичь консенсуса по этому вопросу к середине 2021 года. Министр финансов Германии Олаф Шольц назвал предложение Йеллен «прорывом». Поддержала его и главный экономист Международного валютного фонда (МВФ) Гита Гопинат.

Читайте также  Астрологическая природа драгоценных камней

Идея трансформации налогообложения для транснациональных компаний уже давно обсуждается в рамках ОЭСР, она исходит из необходимости заставить их платить налоги во всех странах, где они зарабатывают деньги, а не только по месту регистрации, а во-вторых, предполагает установление глобальной минимальной ставки корпоративного налога, но раньше речь шла о минимальной ставке на уровне 12,5%. У предложения Йеллен есть и серьезные критики. Глава Всемирного банка Дэвид Малпасс предостерег мировых лидеров от установления ставки в 21%, которая кажется ему высокой. Он не хотел бы видеть, как новые глобальные ставки мешают бедным странам привлекать инвестиции.

Инициатива встретит сопротивление стран ЕС, налоговые правила которых позволяют уклоняться от уплаты международных корпоративных налогов, – Ирландии, Люксембурга и Нидерландов, говорит налоговый координатор Европейской сети по долгу и развитию Туве Мария Райдинг. «США и ОЭСР, похоже, согласны с тем, что львиная доля средств должна идти в страны, где расположены штаб-квартиры транснациональных корпораций, то есть в первую очередь в богатые страны ОЭСР, поэтому беднейшие страны мира снова рискуют проиграть, когда глобальный налоговый пирог разделится, несмотря на то что они больше других нуждаются в налоговых доходах», – предупреждает специалист и призывает создать для разработки справедливой и сбалансированной налоговой Конвенции глобальные переговоры в рамках ООН.

В России, напомним, ставка налога на прибыль компаний установлена на уровне 20%, а для поддержки тех или иных регионов (Арктической зоны, например) или отраслей (сельского хозяйства) применяются серьезные льготы по этому налогу. С июля прошлого года, например, проводится «налоговый маневр» в IT-отрасли, который, по решению президента Владимира Путина, включает бессрочное снижение ставки налога на прибыль для компаний сферы информтехнологий с 20 до 3%.

«Для российских предприятий введение единых мировых ставок ничего не изменит, – считает управляющий партнер консалтинговой компании Topline Наталья Ненашева. – У налоговой политики нашего государства другие приоритеты. Сейчас главным инструментом повышения доходов бюджета является рост собираемости существующих налогов, всестороннее принуждение бизнеса к прозрачности и выходу из серых экономических зон. Это плановая, поэтапная многолетняя работа, которая не закончена. Значит, резерв роста поступлений в бюджет еще есть. Пока не заставят обелиться весь бизнес, какой только можно, изменением налоговых ставок заниматься не будут».

«До пандемии ставки корпоративного налога от 8 до 15% действовали не менее чем в 20 государствах, а в 15 юрисдикциях ставки по корпоративному налогу равны 0%. Существует глобальная конкуренция со стороны таких юрисдикций, которые переманивают на себя налоговую базу по корпоративному налогу», – сказал «НГ» доцент кафедры бухгалтерского учета и налогообложения РЭУ им. Г.В. Плеханова Равиль Ахмадеев.

Идея о минимальном корпоративном налоге в 21% подается со стороны США как благо для всей мировой экономики, однако в развитых странах он уже на примерно таком уровне, то есть им ничего менять не придется, говорят эксперты.

«В странах G7 по данным организации Tax Foundation, корпоративный налог в среднем составляет 24%, в ЕС — 21,5%. Таким образом, «мировой налог» был бы выгоден прежде всего развитым странам», — сказал «НГ» главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. В перечень тех, у кого уровень выше 21%, входят 144 страны, из которых «первенство» держат Коморы с уровнем налога в 50% и Пуэрто-Рико с 37,5%. Ставка ниже 21% принята в 80 странах , она характерна для развивающихся государств, но есть и исключение – в Великобритании она составляет 19%.
«При таком распределении инициатива Йеллен может быть поддержана большим числом стран. Но в любом случае останется много тех, кто не пойдёт на данный шаг. Ведь у них относительно низкая ставка призвана не только привлечь «чужие» компании, но и стимулировать развитие своих», — поясняет эксперт.

По его словам, Россия с налогом на прибыль в 20% и с тенденцией на усиление налоговой нагрузки, в принципе может пойти на его увеличение, и «подать» это как соответствие международным стандартам, тем более, что основные плательщики – государственные компании. «Но в таком случае наиболее пострадавшим окажется частный бизнес», — предупреждает эксперт.

«Идея о единой общемировой минимальной ставке налога на прибыль – это прежде всего идея политическая, поэтому можно ожидать, что она будет одобрена прежде всего теми странами, которые поддерживают политику авторов этой идеи – США, — считает замначальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований Вера Кононова.

«Трудно представить, что все или даже большая часть экономически значимых стран пойдет на такой шаг. Налоги это один из немногих инструментов государства для эффективного регулирования экономики и связывать себя обязательствами пускай и по одному налогу, вряд ли кто-то согласится. Даже в ЕС у каждой страны своя дифференцированная система налога на прибыль, — сказал «НГ» бизнесмен, сооснователь международной компании Myfin Group и Bankiros.ru Алексей Паничев. — Даже если это решение и будет принято, то скорее всего как рекомендательное и с большим количеством исключений. После пандемии, когда значительная часть компаний находится в плачевном экономическом положении, фиксация налога на уровне, который выгоден США, выглядит мягко говоря странно».

«Вопрос не касается конкретных компаний и предприятий в России, и уж тем более — унификации ставки налога на прибыль для всех стран. В рамках ОЭСР группа из 137 стран работает над решением налоговых проблем, связанных с единым подходом в отношении транснациональных компаний. Таким образом, вынесение на повестку G20 данной темы во многом поставит точку в данном вопросе», — сказал «НГ» директор по стратегии ИК «ФИНАМ» Ярослав Кабаков.

Эта мера не может быть принята значительным количеством стран: они находятся даже не в пост-пандемиальном периоде, а на этапе третьей волны и экономики находятся в весьма шатком положении, бизнес в большинстве сфер просел до критических показателей. Выходить на какую-то общую мировую ставку налога на прибыль, которая подходит, вполне возможно, только крупным государствам, опрометчиво, — сказала «НГ» партнер налоговой практики Nominor Наринэ Беглярова.

Для правительств, намеревающихся повысить налоги, история с «общемировой минимальной ставкой» создает более благоприятные условия для реализации таких решений, говорит Кононова. «В ситуации, когда повышение налогов объявляется мировым трендом, к тому же апеллирующим к понятиям справедливости и социальной ответственности, реакция бизнеса и давление со стороны крупных налогоплательщиков вряд ли будут такими же, как если бы повышение налогов объяснялось просто необходимостью покрытия дефицита бюджета», — поясняет она.

Однако распространение минимальной общемировой ставки вряд ли будет означать, что правительства многих стран откажутся от существующих стимулов к инвестициям, к территориальному развитию, к благотворительной деятельности корпораций, считает она, ведь такие стимулы чаще всего подразумевают вычеты из налога на прибыль, либо снижение ставки для определенных видов деятельности или определенных территорий.

«Можно предположить, что «мировая ставка» будет подразумевать возможность некоторых исключений, которые на уровне многих стран нужны для стимулирования развития. Весьма вероятно также и то, что правительства тех стран, где базовые ставки налога на прибыль будут повышены, начнут более активно пользоваться такими механизмами стимулирования, ведь на фоне роста налоговой нагрузки такие возможности станут еще более востребованы бизнесом», — говорит Кононова.

«Яндекс» попал под налоговый удар российских властей

Россия денонсировала соглашение о запрете двойного налогообложения с Нидерландами. Теперь российские компании, зарегистрированные в этой стране, будут платить больше налогов, и в их число входит и «Яндекс», головная компания которого (Yandex N.V.) действует в Голландии с 2004 г.

Отказ от многолетнего соглашения

Российский интернет-гигант «Яндекс» стал невольной жертвой экономической политики российских властей. 11 мая 2021 г. Госдума денонсировала налоговое соглашение с Нидерландами, где зарегистрирована головная компания Yandex N.V., что в итоге приведет к повышению налогов как для самого «Яндекса», так и для других крупных отечественных компаний, зарегистрированных в этой стране.

Денонсации подверглось соглашение между Россией и Нидерландами об избежании двойного налогового обложения, подписанное еще в 1996 г. Законопроект об отмене этого соглашения, внесенный в Думу в середине апреля 2021 г., был принят депутатами единогласно. Теперь действие этого соглашения прекратится 1 января 2022 г. при условии, если Россия успеет выполнить все формальности процедуры денонсации до 30 июня 2021 г.

Из-за новой инициативы российских властей пострадает не только «Яндекс» — в Голландии зарегистрировано несколько крупных компаний из сегментов ИТ, ритейла и др. В их числе и телекоммуникационный холдинг VEON, в который входят несколько операторов сотовой связи, включая российский «Билайн» и украинский «Киевстар». Головная компания холдинга находится в Амстердаме.

Компания X5 Retail Group, управляющая магазинами «Пятерочка» и «Перекресток», тоже имеет регистрацию в Нидерландах, как и «Связной».

Зачем российским компаниям регистрация за рубежом

«Яндекс», «Х5» и другие компании выбрали Нидерланды в качестве страны регистрации бизнеса по причине очень низких налоговых ставок по сравнению с российскими. Об этом говорится и в письме Минфина, хотя и без указаний названий конкретных организаций.

«Существующее налоговое соглашение с Нидерландами предусматривает достаточно привлекательные налоговые условия и позволяет выводить прибыль из России, уплачивая налог по эффективной ставке в 2-3%. Тогда как соответствующая ставка в России в разы выше (для юрлиц – 15% по дивидендам и 20% по процентам – прим. CNews)», – говорится в письме Минфина.

Читайте также  Твой товарищ антиколлекторское агентство отзывы

Минфин также указало на гигантские объемы средств, выведенные в Нидерланды в виде выплат процентов и дивидендов. Например, в 2017 г. было выведено свыше 457 млрд руб., спустя год – более 412 млрд руб., а в 2019 г. – более 339 млрд руб. Статистику за 2020 г. министерство не привело.

По указанию Президента

Денонсация налогового соглашения с Нидерландами стала прямым следствием поручения Президента России Владимира Путина, данного весной 2020 г. Глава государства распорядился обложить 15-процентным налогом все доходы компаний, выводимые на зарубежные счета под видом дивидендов и процентов. Голландия отказалась от предложения России по изменению налоговой ставки, что и привело к денонсации соглашения 25-летней давности.

После поручения Владимира Путина о повышении налогов власти начали переговоры и с другими странами, с которыми Россия заключила соглашения об избежании двойного налогообложения. На момент публикации материала свое согласие на внесение изменений в подписанные документы дали Кипр, Люксембург и Мальта. Своей очереди на обсуждение с Россией нововведений сейчас ожидают Гонконг, Сингапур и Швейцария.

Мнение компаний

Денонсация соглашения с Нидерландами, пишет «Интерфакс», действительно может ударить по «Яндексу». Тем не менее, на 12 мая 2021 г. компания никак не реагировала на грядущие изменения. Редакция CNews обратилась в «Яндекс» с вопросом о планах компании относительно смены юрисдикции или других возможных изменений, связанных с денонсацией.

Холдинг VEON, как сообщили изданию его представители, рассматривает денонсацию как стимул к возможной реструктуризации его корпоративной структуры. В свою очередь X5 Retail Group пока не планирует менять юрисдикцию. «Никакой конкретики пока не могу сказать. По нашему мнению, все-таки будут какие-то особые условия для публичных компаний, таких, как “X5”, “Яндекс”. Поэтому мы рассчитываем, что изменения в законодательстве по двойному налогообложению не затронут публичные компании», – заявил «Интерфаксу» глава управления по связям с инвесторами «Х5» Андрей Васин.

Возможная помощь властей

Отказ российских властей от многолетнего соглашения с Нидерландами приведет к росту налогов, выплачиваемых отечественными компаниями и может повлечь ряд других проблем. Между тем, на момент публикации материала никаких поправок в Налоговый кодекс, которые так или иначе смогли бы урегулировать возможные неприятности, на рассмотрение в Госдуму внесены не были.

О потенциальных изменениях в Налоговый кодекс говорил замглавы Минфина Алексей Сазанов. «Когда расторгается соглашение, регулирование остается на уровне Налогового кодекса. Если есть сейчас некие условия, которые предусмотрены международным соглашением, то после того, как оно будет расторгнуто, эти же условия можно предусмотреть в Налоговом кодексе», – отметил Сазанов. «Мы своих не бросим», – добавил он.

Почему «Яндекс» выбрал Нидерланды

Поисковая система Yandex была анонсирована 23 сентября 1997 г. Поначалу она развивалась в рамках компании CompTek International, а как отдельная компания «Яндекс» была зарегистрирована в 2000 г.

В России ИТ-гигант представлен юрлицом ООО «Яндекс» (гендиректор – Елена Бунина), и 99,999% его уставного капитала, по данным ЕГРЮЛ, удерживает голландская Yandex N.V. Сама Yandex N.V. была образована 2004 г., и аббревиатура в названии расшифровывается как Naamloze Vennootschap («Безымянное партнерство», — нид). Это нидерландский термин для обозначения публичной компании с ограниченной ответственностью.

Как пишет портал Company Express со ссылкой на заявление сооснователя «Яндекса» Аркадия Воложа, решение о регистрации головной компании за границей было принято на фоне «нерегулярностей» в российском законодательстве по части акционерных обществ.

«Яндекс» неоднократно сталкивался с изменениями в российском законодательстве, напрямую влияющими на его деятельность. Один из самых современных примеров – это изменения, связанные с законопроектом о значимых интернет-ресурсах.

Вчерашний откат индекса МосБиржи выглядит как назревшее коррекционное движение

В минувший понедельник российские фондовые индексы МосБиржи (-1.62%) и РТС (-2.54%) завершили основные торги с сильным спадом по отношению к уровням предыдущего закрытия. По итогам вечерней сессии индекс МосБиржи (IMOEX2) потерял 1.49%.

Таким образом, рублевый индекс МосБиржи усилил свой откат от недавнего исторического максимума, обновленного в прошлую среду. Это выглядит, как вполне назревшее коррекционное движение. Не будем забывать о том, что любая волна роста на рынке акций не может продолжаться бесконечно и безоткатно.

Добавим, что основное движение в индексах МосБиржи и РТС состоялось уже в первые минуты вчерашних торгов. Они просто сдвинулись вниз в момент открытия под влиянием явно ухудшившегося состояния внешнего фона. Весь остаток торгового дня указанные индексы провели в состоянии консолидации.

Что касается ключевых фондовых индексов в Европе и в США, то масштабы их вчерашнего понижения оказались вполне сопоставимы со спадом российских фондовых индексов. Фьючерсы на нефть сорта Brent за минувшие сутки подешевели на 0.8 доллара за баррель, или немногим более чем на 1%. Но внутри дня они достигали вдвое большей просадки.

Среди значимых для фондового рынка внутренних новостей надо отметить появившуюся в СМИ информацию о том, что в правительстве обсуждается возможность ретроспективного повышения налога на прибыль до 25-30% для компаний с высокими дивидендами. Речь идет об определении формы уже анонсированных дополнительных налоговых изъятий со стороны горнодобывающих предприятий. Подобная практика стала бы крайне неприятным сигналом не только для указанного сектора, но и в отношении общей инвестиционной привлекательности отечественного фондового рынка.

Во вторник утром декабрьские фьючерсы на индекс РТС (RIU1) торгуются в состоянии бэквордации величиной в 24 п. или около 1.4% по отношению к базовому индикатору. После вчерашних распродаж в российских акциях участники срочного рынка несколько смягчили негативную оценку среднесрочных перспектив указанного индекса.

На фоне сильного спада индекса МосБиржи по итогам основной и вечерней торговых сессий, наиболее ликвидные акции закрылись преимущественно с понижением в пределах 1-5%.

Опережающим падением вновь выделились акции производителей черных и промышленных металлов: ГМК Норильский Никель (GMKN RM, -3.21%), НЛМК (NLMK RM, -3.95%), Северсталь (CHMF RM, -3.87%), ММК (MAGN RM, -2.59%), Русал-ао (RUAL RM, -4.55%), Мечел-ао (MTLR RM, -12.12%), Мечел-ап (MTLRP RM, -7.69%). Явным негативом для них послужили появившиеся в СМИ новости по поводу обсуждения возможности ретроспективного увеличения налога на прибыль до 25-30% для предприятий с высокими дивидендами. Не секрет, что инвестиционная привлекательность указанных бумаг (помимо акций «Мечела») за несколько последних лет увеличилась именно в связи с тем, что по ним начали выплачиваться высокие дивиденды. Реализация указанной инициативы способна повернуть вспять указанную тенденцию.

В то же время ликвидные акции золотодобывающих компаний выглядели явно сильнее рынка: Полюс (PLZL RM, +2.67%), Polymetal (POLY RM, +1.89%), Petropavlovsk PLC (POGR RM, +5.74%). Вчера указанные бумаги сыграли традиционную для них роль защитных активов. Они традиционно пользуются спросом в моменты сильного падения рынка.

Добавим, что с технической точки зрения все три указанных бумаги сильно отстали от индекса МосБиржи. На текущих уровнях они выглядят привлекательно для среднесрочной и долгосрочной покупки. В отличие от многих других акций российских компаний эти бумаги далеки от своих исторических максимумов и имеют объективный потенциал для роста. Вполне вероятно, что в них начинает формироваться среднесрочный разворот вверх. Развитие такого сценария может быть связано с продолжением коррекционного спада индекса МосБиржи в ближайшие дни и недели.

Стоит также отметить вчерашнюю устойчивость бумаг TCS-гдр (TCSG RM, -0.22%). Ситуативную поддержку им оказали появившиеся в СМИ сообщения о том, что основатель компании-эмитента Олег Тиньков может урегулировать налоговые претензии со стороны США. Судебное заседание по этому поводу должно состояться 1 октября.

Среднесрочный восходящий тренд в расписках TCS все еще не сломлен. Однако во второй половине августа они перестали обновлять свои исторические максимумы и перешли в состояние консолидации вблизи текущего уровня.

Сегодня утром фьючерсы фондовые индексы США демонстрируют довольно сильное повышение стоимости в пределах 0.4-0.6%. Контракты на нефть сорта Brent подорожали на 0.9%. Фьючерсы на золото балансируют на грани положительного и отрицательного отклонения. Японский фондовый индекс Nikkei225 просел на 1.7% после трехдневного перерыва в торгах. Рынки акций в Китае, Тайване и в Южной Корее вновь закрыты в связи с национальными праздниками.

С учетом весомого утреннего повышения стоимости фьючерсов на нефть и контрактов на фондовые индексы США, состояние внешнего фона перед началом торгов в России можно охарактеризовать как позитивное. Это создает условия для открытия индекса МосБиржи с заметным приростом.

Мы ожидаем открытия индекса МосБиржи с повышением в пределах 0.1-0.4%, в диапазоне 3975-3985 п. В качестве ближайших поддержек для него выступят уровни 3970, 3950 п. Значимыми сопротивлениями станут отметки 4000, 4020 п.

В первые минуты торгов индекс МосБиржи отыграет утреннее повышение стоимости нефтяных фьючерсов и контрактов на фондовые индексы США. Позднее указанный индекс способен продолжить коррекционный подъем к ближайшему значимому «круглому» уровню 4000 п.

Во второй половине дня участники российских торгов будут привычно ориентироваться на динамику нефтяных фьючерсов и на характер открытия фондового рынка в США. Косвенное влияние на локальный рынок акций способна оказать публикация августовской статистики по числу выданных разрешений на строительство и по количеству закладок новых домов в США (15.30 МСК).

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.