Изменение пошлин на платиноиды в России

Платина, палладий или родий — во что лучше вложиться и как это сделать

При упоминании слова «платиноиды» в голову приходит платина — драгоценный металл, самый дорогой в ювелирных магазинах. На самом деле семейство платиноидов более разнообразно, и платина в нем сейчас занимает далеко не самое почетное место. Мало того, что она дешевле золота, но еще и сильно дешевле других металлов той же группы — палладия и родия. Чем эти материалы заслужили благосклонность потребителей и инвесторов, которая позволила им вырасти в цене в 5–15 раз за последние пять лет?

Спрос на палладий и родий

Хотя формально палладий и родий являются драгметаллами, по факту они уже давно стали индустриальными металлами, ведь больше 85% их потребления приходится на нужды автомобильной промышленности. Этот сдвиг произошел за последние десять лет, когда производители катализаторов для систем выхлопа автомобилей начали массово использовать эти два металла. Теперь практически в каждой выхлопной системе находится достаточно большое количество родия и палладия, которые отвечают за улавливание выходящих из двигателя и загрязняющих окружающий мир веществ, продуктов горения.

В последнее время во всем мире идет беспощадная борьба за очищение городского воздуха. Все регуляторы с каждым годом ужесточают требования по количеству выбросов загрязняющих элементов из автомобилей. Так появляются стандарты Euro-5, Euro-6, China-5, China-6 и прочие, которые обновляются в разных регионах с разной периодичностью, но требуют с каждым разом все более строгого контроля за выбросами.

Для производителей автомобилей это означает, что нужно добавлять все больше палладия и родия в выхлопные системы. Этим и объясняется такой растущий интерес к данным металлам, которые больше почти нигде не используются. При этом их производство практически не росло в последние годы, а исторические запасы в России и Швейцарии подошли к концу, что и привело к взлету цен.

Основной риск для спроса на палладий — это, как ни странно, действия все тех же регуляторов, но уже в борьбе с изменением климата. В соответствии с Парижским соглашением все страны мира должны существенно сократить выбросы парниковых газов, в первую очередь углекислого газа (CO 2 ), а автомобили с двигателями внутреннего сгорания являются одним из крупнейших источников выбросов. Основным способом сократить выбросы видится повсеместная замена автомобилей с двигателями внутреннего сгорания (ДВС) на автомобили с электродвигателями. Регуляторы всеми правдами и неправдами стараются сделать автомобили с ДВС более дорогими, а электромобили — более дешевыми для потребителей.

В России, например, отсутствует импортная пошлина на электромобили, владельцы не платят налоги за свои электрокары, а парковка в Москве для них бесплатна, не говоря уже о том, что электричество дешевле бензина. В итоге рост рынка электромобилей во всем мире идет опережающими темпами, происходит это за счет сокращения рынка классических.

По нашим прогнозам, рынок авто с ДВС (как и спрос на палладий и родий) перестанет расти с 2024 года, а с 2025 года начнет постепенно снижаться. Производство электромобилей растет со средним темпом 50% в год последние пять лет, и в 2020 году продажи электромобилей составили 3% от общих продаж. Но если такие темпы сохранятся, то уже в 2025 году их доля вырастет до 15–20%, а количество проданных авто с ДВС начнет сокращаться, что в свою очередь может повлечь и снижение спроса на палладий и родий.

Спрос на платину

С платиной ситуация не столь очевидная. Структура спроса достаточно диверсифицирована, и на автокатализаторы приходится только порядка 40%, в то время как на ювелирные украшения — 30%, а оставшиеся 30% поделены между применениями в химической, стекольной, электротехнической, топливной промышленности и медицине.

Катализаторы на основе платины активно используются в дизельных автомобилях (палладий и родий — в бензиновых), и после «дизельгейта», произошедшего пять лет назад, производство дизельных автомобилей в мире и, как следствие, потребление платины в автокатализаторах сократилось на 25%. Именно это и привело к тому, что цена на платину с тех пор упала, в то время как цены на родий и палладий выросли в несколько раз. При этом запасы платины в мире, по разным источникам, составляют от шести месяцев до двух лет мирового потребления, поэтому какого-то критического дефицита в ближайшие годы не ожидается. Из потенциальных темных лошадок для спроса на платину можно упомянуть водородные двигатели, еще одного конкурента двигателей с ДВС.

Технология водородных двигателей (fuel cells) развивается параллельно с электромобилями и также позволяет сильно снизить выбросы вредных веществ и парниковых газов при использовании автомобиля. В перспективе эта технология может стать большим потребителем платины, которая активно в ней используется. Пока темпы роста производства таких автомобилей сильно отстают от темпа роста производства электромобилей, но оба рынка на данный момент очень малы относительно рынка автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, поэтому делать выводы относительно того, какая технология победит, преждевременно.

Планы основных регионов выглядят агрессивно: в ЕС — 5 млн машин с водородными двигателями к 2030 году (сейчас 1400), в Китае и США — по 1 млн автомобилей к 2030-му. Но пока выглядит так, что электромобили победят, и большинство усилий государств приходится сейчас именно на развитие инфраструктуры под электромобили, а инвестировать параллельно в инфраструктуру под водородные двигатели никто не будет.

Производство платиноидов

С точки зрения производства платиноидов ситуация очень простая, ведь мировое производство сконцентрировано в нескольких ключевых регионах. Южная Африка производит 50% мировых платиноидов. «Норильский никель» — 30%, а остальное производство разделено в основном между Зимбабве и Северной Америкой. При этом в южном полушарии в производстве превалируют платина и родий, а большая часть палладия приходит из северного полушария и 40% мирового палладия производит «Норникель». Инвестиции в рост производства в последние десять лет были минимальными из-за низких цен на металлы, поэтому производство в мире остановилось, а в Южной Африке даже сокращалось.

Это в итоге и сыграло на руку ценам — рост спроса на палладий при стагнирующем производстве привел в итоге к дефициту палладия в мире в размере около 10% от рынка. Образовавшийся дефицит за несколько лет вымыл запасы металла в России и Швейцарии, что в итоге и привело к росту цен. Дефицит на рынке может остаться вплоть до 2025 года, поэтому цена на палладий может продержаться на уровнях выше $2000 за унцию еще несколько лет, и инвестиции в этот сектор выглядят предпочтительнее, чем инвестиции в платину.

Минфин РФ предложил ввести гибкий НДПИ на сырье для черной металлургии, удобрений и металлов «Норникеля»

МОСКВА (Рейтер) — Минфин РФ предложил изменить формулу расчета НДПИ с привязкой к мировым ценам для железной руды, коксующегося угля, удобрений и многокомпонентных руд Красноярского края, где расположены активы горно-металлургического гиганта Норильский никель, сообщили Рейтер четыре источника, знакомых с обсуждением.

Накануне первый вице-премьер Андрей Белоусов и министр финансов Антон Силуанов обсудили с руководителями и владельцами металлургический компаний и производителями удобрений варианты изменения налоговой нагрузки в отрасли, пытаясь найти постоянное решение, которое заменит временные экспортные пошлины и позволит привлечь в казну полученную от благоприятной ценовой конъюнктуры сверхприбыль бизнеса.

Однако участники совещания не смогли прийти к консенсусу, как лучше изымать сверхдоходы компаний, сообщили источники Рейтер. Среди вариантов обсуждался рост рентного коэффициента к НДПИ до 5х и выше с нынешнего уровня в 3,5, а также увеличение налога на прибыль и привязка его к дивидендам и инвестициям. Бизнес предлагал не трогать НДПИ и менять налог на прибыль.

Сейчас для черной металлургии и удобрений НДПИ рассчитывается на основе базового процента и стоимости добытого сырья, а для цветной — фиксированной ставки и объемов добычи. С 2021 года к ним применяется рентный коэффициент 3,5, который власти ввели в прошлом году в попытке пополнить ослабленную борьбой с последствиями пандемии казну.

Минфин предложил привязать налог к рублевому аналогу биржевых цен для каждого полезного ископаемого и объему добычи, повысив ставку до 6% для черной металлургии и удобрений.

Для многокомпонетной руды, содержащей никель, платиноиды, медь, в Красноярском крае, где расположена сырьевая база Норникеля, предлагается сохранить текущую ставку, в том числе ренту, увеличив ее на сумму в 6% от произведения биржевых котировок и объемов добычи.

В список для введения гибкого НДПИ попал коксующийся уголь, входящий в производственную цепочку черных металлов, который ранее не упоминался.

Для коксующегося угля предложено установить ставку в 6%, также умноженную на рублевую биржевую котировку и объем добычи.

У каждого типа ископаемого будут свои биржевые бенчмарки. Так, ставка НДПИ для железной руды будет привязана к котировке в Китае, а для коксующегося угля — к цене FOB на Восточном побережье США.

По словам источников, в четверг продолжаются совещания в Минфине и у вице-премьера Белоусова. После этого Белоусов представит уточненные предложения премьер-министру Михаилу Мишустину.

Представители Мишустина, Белоусова, Минфина, Северстали, Металлоинвеста, НЛМК, ММК и Евраза отказались от комментариев.

Пока неясно, в какую сумму обойдется горнодобывающему бизнесу новая система. В начале июня Белоусов обвинял металлургов в «нахлобучивании» государства на 100 миллиардов рублей на фоне роста цен для госстроек и предложил изъять свердоходы в казну. После этого власти, сославшись на стремление защитить внутренний рынок от роста цен на продукцию металлургов, ввели временные экспортные пошлины на металлы, которые принесут в казну за пять месяцев 160-165 миллиардов рублей.

Читайте также  Qiwi как пополнить счет

(Глеб Столяров, Полина Девитт, Дарья Корсунская, Анастасия Лырчикова. Редактор Дмитрий Антонов)

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Вы можете ознакомиться с мнением эксперта (Аналитики, «АТОН») об этой новости.

Уплата вывозных таможенных пошлин

За каждый ввоз или вывоз товара за установленные территориальные границы России обязательно должна уплачиваться таможенная пошлина. Существует определенный порядок уплаты и строгие правила расчета, льготы для определенной группы стран при вывозе товара, а также ставки вывозных таможенных пошлин, которые имеют конкретный размер в 2021 году (ежегодно вносятся изменения).

Структура таможенный платежей

Общая информация о вывозных пошлинах

Одной из разновидностей существующих пошлин в 2021 году, уплачиваемых при вывозе с территории страны определенной товарной группы, является таможенная вывозная пошлина. Ее функция и общее назначение заключается в поощрении экспортирования и регулярном внесении средств в основной бюджет государства. Важно учитывать, что вывозные таможенные пошлины не устанавливаются на продукцию зарубежного происхождения.

В целом сборы, установленные на вывоз, нужны с целью осуществления управления торговым балансом рассматриваемой страны, как правило, это мера временного характера. Вывозные сборы назначаются как пошлины за такую продукцию, как произведения искусства или антикварные предметы, то есть определенную группу.

Ставки вывозных таможенных пошлин имеют право устанавливать правительства стран, находящихся в Евразийском экономическом союзе. Их размер указывается в специальном документе (Таможенном кодексе), а при отсутствии в нем какой-либо информации или интересующих сведений следует обратиться к законопроектам конкретного государства.

Некоторые ставки на товары, вывозимые с территории России, приведены в таблице.

Наименование Ставка, доллары
Семена подсолнечника, бобовые, семена горчицы массой в одну тонну 20, но не меньше 30
Природный газ в газообразном состоянии 30
Минеральные удобрения, в состав которых входят калий и фосфор 7
Удобрения в формах таблеток или любых других аналогичных формах с массой, не превышающей 10 кг 5
Шкуры крупного рогатого скота в необработанном виде, за 1 тонну 500
Необработанные лесоматериалы: хвойные породы, бук, эвкалипт, тополь (за куб. м) не менее 4
Алмазы в любой обработке, но без оправы 6,5
Платина в необработанном виде или порошковом 6,5
Лом черных металлов за одну тонну 15

Установление пошлины на товары национального характера

Таможенная пошлина считается одним из основных инструментов, используемых определенной страной с целью регулирования отношений внешнеэкономического характера. Вводится он для того, чтобы ограничить приток импортных товаров. Это нужно для защиты производителей своей страны от конкуренции из-за границы. Бывают случаи, когда ограничить экспорт просто необходимо. Самый распространенный метод этого использование на национальную продукцию экспортной пошлины, начисляемой на продукцию, реализуемую иностранными производителями, и в дальнейшем вывозимую за границы государства, в котором товар может быть применен.

Для некоторых государств характерно установление экспортных пошлин на конкретный временной период. Это связано с нехваткой в стране сырья, что, соответственно, создает ограничение для вывоза продукции за пределы государства, так как высокая стоимость прежде всего влияет на конкурентоспособность товара. Применение или роль в торговле и политике вывозных таможенных пошлин проявляется, в первую очередь, в том, что страна может непосредственно влиять не только на межгосударственную экономику, но и обстановку в политике.

Яркий пример — это внутренние энергетические отношения России и Украины. Последняя не имеет возможности получения носителей энергии, поэтому значительным оказывается влияние тарифов России на регулирование потока рассматриваемого товара.

Экспортная тарификация используется, как правило, государствами с переходным типом экономики или развивающимися странами. В некоторых государствах обложение налогами экспорта полностью исключается (с высокой развитостью в промышленности).

Примеры — Соединенные Штаты, а также Аргентина, в которых акценты проставляются на других регулировочных методах, называющихся нетарифными, к примеру, квотах или лицензиях.

Стоит учесть, что в России, как и во многих других странах, высокий таможенный барьер оказывает существенное влияние на прибыль производителя от экспортных операций, так как ее довольно тяжело поддерживать на должном уровне. Возможно даже торможение экспорта продукции, если установлены ставки пошлины, которые значительно превышают доход от планируемой сделки. По этой причине всегда должен производиться сравнительный анализ доходов с устанавливаемой ставкой. После такого сопоставления можно объективно указать на то, какого размера будет экспортная ставка пошлины.

Экспорт пошел: что Россия готова предложить Западу, кроме нефти, газа и оружия

Что используется для расчета

Расчет рассматриваемого вида пошлины проводится по данным на 2021 год о таможенной стоимости. Последняя может вычисляться по определенным показателям:

  • Стоимости текущей сделки с продукцией, посланной на экспорт.
  • Цене операции с однотипным товаром.
  • Стоимости процесса с грузом подобного или однородного типов.
  • Сумме цен.
  • Разности стоимостей.

Расчет стоимости, который считается наиболее актуальным на сегодняшний день, проходит по финансовой стороне сделки. В расчет должны обязательно входить данные о ставках к продукции на экспорт, которые напрямую зависят от разновидности груза.

Расчет ставки (адвалорная разновидность) происходит путем умножения ставки перенаправляемого за территорию страны товара на стоимость таможенного типа. Помимо этого, существуют и другие виды: комбинированные, а также специфические.

Примерный расчет первой рассматриваемой разновидности выглядит следующим образом:

  1. Организация отправляет на экспорт драгоценные камни, общая стоимость которых составляет 100 000 долларов.
  2. Ставка равняется 10 %.
  3. Соответственно, 10 000 долларов — это пошлина

Если расчет идет по ставке специфического типа, то ее необходимо умножить на налоговую базу. При экспорте 10 000 литров определенной марки алкогольного пива величина будет составлять за один литр один доллар, пошлина же будет равна 10 000 долларов. Если же расчет проходит по ставке комбинированного типа, то выбирается большая пошлина из расчетов величин ставок двух предыдущих видов.

В целом можно подвести итог: расчет пошлин осуществляется путем определения величин ставки и стоимости.

Государство определяет ставки, а от их типа зависит и способ расчета. На абсолютно каждый товар определяется собственная величина ставки, а размер пошлины за счет разнообразных льгот и установленных квот значительно уменьшается.

Таможенная процедура «Экспорт» (ЭК 10)

Существующие льготы по тарифам

Формы тарифных льгот в 2021 году предлагаются в разнообразных вариантах, основные из которых следующие:

  • Льготы, на установление которых напрямую оказывает влияние конкретное государство, являющееся местом произведения товара: в случае с Российской Федерацией есть определенные преимущества для некоторых государств с режимом наибольшего благоприятствования в торговле (это, прежде всего, страны СНГ).
  • Отмена пошлины в полной мере.
  • Квоты.
  • Возврат внесенной суммы пошлины.
  • Снижение размера ставки.

Все льготы по тарифам носят общий характер, но иногда они устанавливаются и индивидуально.

Структура экспорта России по странам

Выбранный порядок общего равенства необходим для соблюдения баланса между всеми участвующими в торговле и равенством. Кроме того, нельзя злоупотреблять льготами в ущерб государственному бюджету страны. Незапланированные расходы могут возникнуть при слишком частом их предоставлении, в результате чего средства в бюджет попадают не в полном объеме.

В Российской Федерации не облагаются пошлинами следующие вывозимые товары:

  1. Гуманитарная помощь.
  2. Продукция морского дела, добывающаяся лицами из РФ.
  3. Изделия пожарно-технические.
  4. Любые материалы для программ социально-экономического характера.
  5. Личные вещи лиц, представляющих зарубежное государство.
  6. Любая иностранная валюта.

Довольно нечастое явление для страны ввод экспортных пошлин. Если государство и считает необходимым принять эту меру, то только в целях стабилизации цен на внешнем рынке внутри страны. Это гарантирует безопасность существующих на территории государства ресурсов.

Регулярно устанавливают пошлины на вывоз развивающиеся страны, имеющие монополию на конкретную продукцию. Например, введена вывозная пошлина Абхазией на орехи.

Понятие о дополнительных расходах

При отсутствии установки налогов и пошлин на вывозимую продукцию в экспортном режиме их стоимость (таможенная) не может быть заявлена или определена. В этом случае в роли основы выступает указанная в контракте стоимость продукции, установленная для конкретного зарубежного покупателя.

Существуют и разные дополнительные расходы:

  • Цена упаковочной тары, проводимых упаковочных работ и используемых при работе материалов.
  • Прибыль от использования продукции, ее перенаправления или перепродажи, которые поступает косвенным или прямым путем и является частью прибыли покупателя.
  • Вознаграждения, которые уплачиваются покупателем, брокерского и комиссионного типов.
  • Налоги, не входящие в категорию платежей на таможне, которые взимаются на территории Российской Федерации, исключение составляют компенсируемые.
  • Цена тары многооборотного типа, если она расценена как одно целое с вывозимой продукцией.
  • Стоимость товаров или же услуг, использованных при производственном процессе вывозимой продукции и предоставленных по низкой стоимости (в некоторых случаях бывает и бесплатно).
  • Платежи, связанные с лицензией, или же любые другие, направленные на применение интеллектуальной собственности.

В случаях безвозмездных поставок, то есть по отношению к вывозимой продукции отсутствует договор о покупке и продаже, стоимость определяется исходя из бухгалтерского отчета, включающего информацию о списании с баланса экспортируемой продукции.

Еще один способ – ориентирование на сведения о тратах компании, вывозящей товар на экспорт, а также сумму доходов организации, которая составляется из общей стоимости аналогичных или однотипных товаров, вывозимых с территории страны.

Существующий порядок уплаты

Все выплаты экспортно-таможенного характера осуществляются через казначейство Российской Федерации.

Кроме пошлин, на счет поступают и налоги на товары для индивидуального использования. Оплата производится в кассах таможенной организации: любое физическое лицо может оплатить рассматриваемые налоги и пошлины.

Существует и централизованный порядок уплаты, основанный на частях таможенного кодекса и ориентированный на выплаты пошлин и налогов на счета всей продукции, которая предлагается на ввоз в страну или вывоз с территории Российской Федерации. Причем устанавливается определенный временной период, за который таможенная декларация должна быть рассмотрена независимо от того, в какой орган таможни документ будет подан.

Читайте также  Paypass что это такое

Выплата налогов и пошлин при централизованном порядке может быть осуществлена органами таможни, физическими лицами, которые заключили соглашение с любым органом исполнительной власти федерального типа, уполномоченным в сфере дел таможни и, соответственно, любым федеральным органом.

Оплата пошлины через Сбербанк. Как оплатить пошлину с помощью Сбербанка

На 2021 год действует соглашение, по которому отсутствуют положения об освобождении каких-либо лиц от установленных законодательством страны или таможенным союзом требований, касающихся точного установленного срока оплаты и полного ее объема. Важно соблюдение введенных в действие процедур на таможне. Наказание в случае несоблюдения этих условий бывает разное: вся подробная информация об этом указывается в таможенном законодательстве.

Тенденции изменения режимов налогообложения добычи полезных ископаемых в ряде стран

Джуд Амос,
менеджер группы исследований
по Ближнему Востоку и Африке, IBFD

ОТ РЕДАКЦИИ. Редакция выражает благодарность старшему эксперту-исследователю IBFD Р.Р. Вахитову за помощь в подготовке материала к публикации в журнале «Налоговед»

В конце 2004—2005 годов авторы провели исследование относительно оценки достоинств и недостатков режимов налогообложения добычи полезных ископаемых (золота, алмазов, платиноидов, железных и иных руд, угля) в ряде стран — в Австралии, Бразилии, Гане, Канаде, России, США, Чили и Южной Африке.

Хотя оценка законодательства производилась по состоянию на конец 2004 года и только в отношении налогообложения добычи вышеперечисленных твердых полезных ископаемых, некоторые выводы и наблюдения, возможно, будут интересны и российским налоговым специалистам, интересующимся или занимающимся темой налогообложения добычи как твердых полезных ископаемых, так и нефти и газа.

Факты

Во-первых, следует отметить, что ни в одной из исследуемых стран не существовало кодекса или особого закона о налогообложении добычи полезных ископаемых. В качестве основы применялся общий режим налогообложения, хотя и с некоторыми специальными положениями, применяемыми к такому виду деятельности.

Инвестиционная льгота в виде освобождения от налогообложения на определенный период (так называемые налоговые каникулы) применялась скорее как исключение в Бразилии, Канаде и Чили.

Однако практически все страны разрешали применение ускоренной амортизации или прямой вычет в отношении лицензий на добычу, расходов на исследования (разведку) и (или) инфраструктуру.

«Дедушкину оговорку», согласно которой инвестор защищен от неблагоприятных изменений налогового законодательства на определенный период, как общее применимое к добыче минеральных ресурсов правило использовали Южная Африка, Австралия и Канада.

Специальные вычеты, не предоставлявшиеся в других отраслях промышленности, осуществлялись во всех странах, за исключением Ганы.

США, Канада и Южная Африка посредством налоговой политики активно использовали налоговые инструменты для стимулирования добычи в значительной степени выработанных месторождений и экологической безопасности. В меньшей степени это было свойственно Австралии и Бразилии.

Специальные соглашения, регулирующие и уплату налогов, допускались лишь в России и Чили.

Ставка применимого налога на прибыль, за исключением российского, колебалась в пределах 30—35%. Ставка роялти колебалась на уровне 4—5%, достигая в отдельных случаях и 12%. Только США налагали дополнительный экологический налог.

Выводы

Первым и, пожалуй, самым очевидным выводом было отсутствие возможности создать универсальную идеальную систему налогообложения добычи полезных ископаемых. Те или иные решения имели определенную логику, и целесообразность решения зависела от множества индивидуальных местных условий.

Два основных принципа, которые все же удалось выделить как универсальные для стимулирующего добычу полезных ископаемых налогообложения, — это стабильность налогового законодательства (что закономерно определяется значительной длительностью проектов, иногда растягивающихся на десятилетия) и приоритет в применении прямых налогов, так как косвенные налоги увеличивают риск убыточности добычи и делают ее менее привлекательной для инвестиций.

Учитывая существенную капиталоемкость добычи и риски, связанные с колебаниями цен без возможности оперативно менять объем производства, важным является также предоставление возможности ускоренной амортизации и переноса убытков на будущее или на прошлые периоды (последнее актуально для колебаний цен и допускалось в Канаде и США).

Роялти взимались почти во всех странах исследования, но в Австралии, Канаде и США в ряде случаев они рассчитывались в виде прямого налога в зависимости от прибыли.

По тем же соображениям не рекомендовалось применение экологического налога, однако предлагалось разрешать полный вычет расходов на экологические мероприятия.

Тенденции изменения НДС и налога на прибыль, применимых к нефтегазодобыче в Азербайджане, Казахстане и России

Применение всех выводов исследования к ситуации с налогообложением доходов от добычи нефти и газа находится за пределами возможностей в рамках настоящей статьи, поэтому авторы ограничатся лишь сравнением тенденций и пропорций применения прямых и косвенных налогов в Азербайджане, Казахстане и России.

СПРАВКА

Население Азербайджана составляет около 8 млн. человек, нефтяная промышленность развивалась с XIX века. Наземные запасы практически истощены, доказанные запасы в Каспийском море составляют около 7—8 биллионов баррелей.

Население Казахстана около 15 млн. человек, нефтяная промышленность начала развиваться во второй половине XX века, интенсивное развитие получила в последние 15 лет. Доказанные запасы составляют 20—25 биллионов баррелей.

И Казахстан, и Азербайджан транспортируют нефть через Россию, однако с недавнего времени имеют и альтернативные пути экспорта (нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан и др.).

Россия — население около 150 млн. человек, нефтяная промышленность в основном развивалась во второй половине XX века, за годы независимости серьезно не модернизировалась. Доказанные запасы нефти достигают 60 биллионов баррелей.

Взяв за точку отсчета 2000 год, несложно проследить следующие изменения (см. табл.).

Как и все сравнения, данное сопоставление не является идеальным в силу ряда погрешностей. В частности, таблица не учитывает режимы соглашений о разделе продукций, применимые в подавляющем большинстве случаев к деятельности нефтедобытчиков в Азербайджане и в значительной степени — в Казахстане, не получивших за единичными исключениями распространения в России.

С другой стороны, принимая во внимание традиционный для таких соглашений перенос нагрузки на прямые налоги за счет уменьшения (освобождения) от косвенных налогов, при их учете в исследовании не улучшили бы конкурентного положения России в части основных налоговых ставок в сравнении с Азербайджаном и Казахстаном.

В Казахстане не учитываются также размеры роялти на полезные ископаемые, что может оказать существенное влияние на уровень налоговой нагрузки. Имеет также большое значение пропорция внутреннего потребления и экспорта (в случае последнего размер ставки внутреннего НДС не имеет значения, так как к экспорту будет применяться нулевая ставка).

Таблица

Год

Азербайджан

Казахстан

Россия

Налог на прибыль

НДС

Налог на прибыль

НДС

Налог на прибыль

НДС

2000

35% (17,5% при реинвестировании прибыли)

2006

30% Взимается налог на сверхдоходы от добычи нефти (15%—60%)

15% (14% —в 2007-м, 13% —в 2008-м, 12% —в 2009-м)

Изменения

–5% (–6% — в 2007-м, –7% —в 2008-м, –8% —в 2009-м)

–11% (+6,5% для реинвестирующих прибыль компаний)

Тем не менее, очевидно, что Казахстан последовательно снижал и продолжает снижать косвенные налоги, одновременно увеличивая налоговую нагрузку на доходы от нефтедобычи через прямые налоги. Россия, наоборот, незначительно снижая НДС, фактически увеличила размер налога на прибыль для реинвестирующих прибыль нефтедобывающих компаний.

Азербайджан незначительно снизил нагрузку на отрасль через косвенные и прямые налоги, что, однако, учитывая значительную долю экспорта добытой нефти и преимущественное регулирование налогообложения деятельности через специальные соглашения о разделе продукции, не оказало существенного влияния на налоговую нагрузку нефтедобывающих компаний.

Конечно, еще одним и достаточно активно используемым механизмом перераспределения прибыли от добычи минеральных ресурсов являются экспортные таможенные пошлины, но они в долгосрочной перспективе не могут компенсировать отсутствия гибкой системы налогообложения нефтедобычи, так как в частности:

• не отвечают требованиям предсказуемости и стабильности;

• не могут применяться к внутреннему рынку, а также в условиях таможенных союзов и соглашений о формировании единого экономического пространства;

• свобода их использования будет существенно ограничена при вступлении России в ВТО.

По информации с веб-сайта посольства Казахстана в Великобритании, по состоянию на 2006 год Казахстан привлек 40 млрд. долл. прямых инвестиций, при этом внутренние инвестиции достигли 70 млрд. долл., а инвестиции в нефте- и газодобывающую промышленность составляют около половины [ сноска 1 ] . В то же время в России, по заявлениям российского правительства, по состоянию на середину 2006 года размеры прямых иностранных инвестиций составили лишь 26 млрд. долл. [ сноска 2 ] , что, учитывая размер российских инвестиций за рубеж (13,1 млрд. долл. по данным ОЭСР за 2005 год) [ сноска 3 ] , не свидетельствует о большей инвестиционной привлекательности российской нефтедобывающей промышленности по сравнению с казахстанской.

Являются ли такие показатели следствием причины политико-экономического характера или недостаточной привлекательности режима налогообложения по сравнению с аналогичными казахстанскими показателями, определить сложно. Тем не менее пространство для улучшения налогового климата определенно существует, и насколько успешна будет Россия в региональном соперничестве за зарубежные инвестиции, зависит, в частности, от ее желания и возможности улучшить налоговый климат.

ОБЗОР: Инвестируй или проиграешь

Источник: Интерфакс
Время чтения: 25 минут

Итог дискуссии об изъятии более 500 млрд рублей «сверхдоходов» у металлургов, горнодобытчиков, производителей удобрений и «СИБУРа» мог породить у заинтересованного наблюдателя, кроме сущностных, еще один вопрос. Либо предложения помощника президента Андрея Белоусова, глубоко шокировавшие не только рынок, но и чиновников ответственных министерств, не соответствуют глубине стоящих перед экономикой и бюджетом проблем. Либо владельцы компаний из «списка Белоусова» в короткий срок задействовали настолько мощный лоббистский ресурс, что эта операция может войти в учебники-руководства по GR, обязательные к изучению соискателями соответствующих должностей в крупных корпорациях.

Как бы то ни было, но уже на исходе шестого рабочего дня после появления в популярном телеграмм-канале письма А.Белоусова, его радикальные идеи, сравнимые с продразверсткой, стали больше походить на НЭП. В пересказе первого вице-премьера — министра финансов РФ Антона Силуанова, фискальное предложение А.Белоусова трансформировалось в парафискальное. Вместо того чтобы изъять у бизнеса дополнительную прибыль через налоги, правительство будет обсуждать стимулы для ее инвестирования в развитие производства и создание новых рабочих мест. Довольно логичная последовательность действий: грозное письмо А.Белоусова само по себе является лучшим стимулом для инвестирования прибыли в собственную компанию. Лучше так, чем отдать государству в виде налогов.

Читайте также  Закон о звонках коллекторов

Тем не менее, вряд ли олигархи вздохнули с облегчением. Во-первых, два высокопоставленных чиновника выразили противоположные позиции, и решение еще не принято. Сегодняшние заявления о незыблемости налоговой нагрузки быть денонсированы при наступлении худших для бюджета условий, считают эксперты; история с инициативой А.Белоусова только доказывает, что у идеи изъятия сверхдоходов есть мощные сторонники. Во-вторых, далеко не все компании из «списка Белоусова» имеют в своих портфелях качественные инвестиционные проекты в стадии разработки (наличие которых избавит от налога). Те проекты, наращивание капиталовложений в которые не будет разрушительным для стоимости компаний. По оценкам экспертов, застрахованы инвестпроектами «Норникель» (GMKN), «Полюс» и не упомянутый в письме Polymetal (POLY) ; положение сталеплавильных компаний и «АЛРОСА» (ALRS) не столь выгодно.

ЛОГИКА И ПОСЛЕДСТВИЯ ИЗЪЯТИЯ

Суть предложения А.Белоусова — изыскать у компаний металлургической, горнодобывающей, химической и нефтехимической отраслей дополнительные доходы, связанные с «незапланированным изменением макроэкономических условий». Приведя их рентабельность к средневзвешенному показателю нефтяной и газовой отраслей (22%), у ресурсных компаний-экспортеров можно изымать в бюджет до 514 млрд рублей ежегодно.

А.Белоусов в интервью «Ведомостям» пояснял, что у нефтяников сверхдоходы изымаются через формулы экспортной пошлины и НДПИ, привязанные к мировым ценам на нефть, но у металлургов и химиков такой взаимосвязи нет. Механизм нужен для выравнивания налоговой нагрузки после принятия решения о налоговом маневре для нефтяной отрасли и повышения НДС, сообщил помощник президента.

Поиск дополнительных источников финансирования майского указа может объясняться тем, что правительство рассматривает компромиссный вариант пенсионной реформы или не уверено, в том что нефтяной сектор сможет предоставить предусмотренные в бюджете 2019-2021 гг. 1,1 трлн рублей за счет налогового маневра, считает главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова.

Прогнозируемые расходы правительства на майский указ полностью профондированы, очевидной потребности привлекать новые доходы нет, говорится в обзоре BAML. Президент и правительство публично обещали неизменность налогового режима на ближайшие 6 лет, а инициатива А.Белоусова выпадает из категории мер «тонкой настройки», отмечает BAML.

Подобный налог может оказать широкий негативный эффект на металлургический и горнодобывающий сектора, ограничивая инвестиции, прозрачность и ухудшая практики корпоративного управления, считает Citi. «Было бы странно наказывать компании с сильными балансами по сравнению с теми, кто имеет высокую долговую нагрузку и отрицательный cash flow. Новый значительный налог может также побудить публичные компании становиться частными, чтобы иметь большие возможности для принятия мер по максимизации долгосрочных доходов. По сути, это устранит мотивацию частных компаний максимизировать прибыль и обеспечивать прозрачность, приведет к возврату практики сильной зависимости от трансфертного ценообразования, которая доминировала в российской бизнес-среде перед 2007 годом», — говорится в обзоре инвестбанка. Также эта мера может отразиться на восприятии экономики страны и снизить потенциальные темпы роста, повлиять на ее привлекательность для прямых и портфельных инвесторов.

Если правительство будет использовать логику «налогообложение прибыли компаний с EBITDA margin выше среднего уровня», опасения возникают и за другие сектора экономики, например за мобильных операторов (рентабельность около 45%) и банковский сектор (ROE выше 20%), говорится в письме Citi для клиентов-портфельных управляющих, с которым ознакомился «Интерфакс». Citi также задается вопросом: «попросят ли поделиться компанию, получившую наибольшие сверхдоходы от ослабления рубля — «Сургутнефтегаз» (SNGS) с $40 млрд на счетах — или он столь особенный, что ни одно министерство не осмелится его трогать?»

Введение налога в том виде, в каком он предлагался А.Белоусовым, маловероятно, считает Citi, но обсуждение вполне может завершиться принятием другого налога. Его механизм будет разработан таким образом, чтобы не препятствовать новым инвестициям. Это может быть налог, учитывающий инвестиции или операционный cash flow, полагает Citi. Компании, обладающие привлекательными инвестпроектами, окажутся в лучшей ситуации, чем те, кто их не имеет.

ПРИНУЖДЕНИЕ К ИНВЕСТИЦИЯМ

Варианты изменения налогообложения горнодобытчиков и металлургов из практической плоскости в гипотетическую 17 августа перевел первый вице-премьер, министр финансов А.Силуанов. Его идея стимулировать компании направлять на инвестиции внутри РФ дополнительные доходы от ослабления рубля и выгодной внешней конъюнктуры стала альтернативой предложению А.Белоусова о многомиллиардных налоговых изъятиях. Впрочем, ситуация не стала более понятной. Как государство может побудить крупные частные компании, в большинстве своем имеющие долгосрочные инвестпрограммы, инвестировать еще больше? И кто и как проконтролирует инвестиционную дисциплину прибыльных компаний — кроме, конечно, портрета Андрея Белоусова на стене кабинета основного владельца?

Первое, что приходит в голову в связи с налоговой мотивацией инвестиций — снижение нагрузки по налогу на имущество и налогу на прибыль, отмечает партнер адвокатского бюро КИАП Андрей Зуйков . «Бизнес должен понимать, что, осуществляя инвестиции, окажется в большем плюсе, получив преференции от государства в виде льготного налогообложения. Это и есть повышение привлекательности инвестиций налоговыми методами. Правда в таком случае государство недополучает деньги в краткосрочной перспективе. Да, за счет расширения производства, увеличится оборот компаний и государство в перспективе может получить больше налогов, но идея Белоусова была в том, чтобы быстро обеспечить поступление денег в бюджет. Государству интересно получить деньги не через 5-10 лет, а сегодня», — говорит он.

Получается, что налоговых методов стимулирования инвестиций нет, потому что они будут идти в разрез с желанием получить деньги сиюминутно, резюмирует А.Зуйков . Субсидии для компаний, форсирующих инвестпроекты (по аналогии, например, с отменой экспортной пошлины на платиноиды для «Норникеля» в обмен на ускоренное закрытие Никелевого завода — ИФ), также не очень логичны, потому что изначальным посылом было получить из отрасли деньги, а не предоставить деньги ей.

Альтернатива идее изъятия сверхдоходов является, по сути, принуждением к инвестициям в производство и расходам на социальные программы, считает В.Зарипов из «Пепеляев Групп». «Расходы на социальные программы — это фактически налог в обход казны. А инвестиции ради инвестиций — это путь к неэффективности экономики», — добавил он.

В обмен на активизацию инвестиций каждая компания может попросить о своем, но общим будет запрос о стабильных и предсказуемых условиях ведения бизнеса, в том числе заранее объявленных налогах, защите собственности, справедливой судебной системе, считает В.Зарипов. Вряд ли эта проблема решаема на уровне А.Белоусова и А.Силуанова.

ИНВЕСТПРОЕКТЫ КАК ИНДУЛЬГЕНЦИЯ

Заявления А.Силуанова, последовавшие за опубликованием письма А.Белоусова, можно рассматривать как сигнал всем экспортерам, полагает Citi. Он звучит так: если компания наращивает капвложения и использует прибыль не для обогащения владельца, а для увеличения ВВП, она избежит роста налоговой нагрузки. Не все компании горнодобывающей и металлургической отраслей располагают привлекательными проектами, в которые могут увеличить инвестиции без риска разрушения стоимости, отмечает Citi. По оценкам инвестбанка, лучше в этом контексте выглядят «Норникель», «Полюс» и не упомянутый в письме Polymetal; положение сталеплавильных компаний и «АЛРОСА» не столь выгодно.

Конечно, от изменений политики со стороны государства не застрахована никакая компания, но, наверное, в меньшей степени можно ожидать пересмотра условий по таким комплексным проектам, как Серный проект «Норникеля» и освоение Сухого Лога «Полюсом», согласен директор по металлургии и горной добыче Prosperity Capital Management Николай Сосновский.

Серный проект был частью договоренностей государства с «Норникелем» по закрытию Никелевого завода. «Накидывать сверху на них налог, нарушая достигнутые договоренности, неправильно. Сухой Лог — очень удаленный с точки зрения возврата инвестиций и крупный с точки зрения стартовых инвестиций проект. Увеличение роялти или отказ в инфраструктуре для Сухого Лога на старте освоения месторождения резко изменит условия реализации проекта», — считает Н.Сосновский. «Договоренности должны сохраниться, а если правительство решит, что заработано лишнее, должен быть отдельный разговор», — добавил он.

Если подход А.Силуанова по интенсификации инвестиций будет реализован, компаниям придется уделить больше внимания экологическим, социальным и инфраструктурным проектам, которые в принципе и так уже реализуются. Это, к примеру, новая аглофабрика в Магниторгорске, реконструкция аэропортов Норильска и Мирного, строительство портовой, железнодорожной и энергетической инфраструктуры в удаленных районах, чем наиболее широко занимаются «Полюс», «Норникель», «Металлоинвест» и «Мечел» (MTLR).

Другой вариант [в рамках обсуждения альтернатив изъятию сверхдоходов] — государство не будет облагать компании никаким дополнительным налогом, но прекратит дотировать некоторые проекты компаний, считает Н.Сосновский. Сейчас с частичной поддержкой государства, госмонополий и госбанков осуществляется, в том числе, строительство железной дороги к Эльгинскому месторождению «Мечела» и энергомоста «Магадан-Чукотка» для Баимского проекта Романа Абрамовича и партнеров (условием сделки с его новым собственником KAZ Minerals, является работоспособность транспортной и энергетической инфраструктуры к 2029 году — ИФ). Очень активно государственную помощь использует «Полюс», получающий значительные инфраструктурные дотации на строительство ЛЭП для Наталки и Вернинского. Государство субсидировало строительство автодороги до Верхне-Мунского месторождения «АЛРОСА».

Прекращение дотаций является простым решением, но в долгосрочной перспективе сильно сократит привлекательность проектов, отмечает Н.Сосновский. «Многие из этих проектов просто «не летали» без государственной инфраструктуры. Инфраструктурные дотации от государства и налоговые преференции в этих случаях не для того, чтобы помочь владельцу частной компании заработать больше денег, а для того чтобы проект соответствовал минимальным критериям рентабельности и был реализован», — заметил он.